Бездуховности

Состоявшееся в минувшую субботу открытие петербургского предвыборного штаба Алексея Навального омрачилось скандалом. Руководитель заведения Полина Костылева запретила появляться в нем до недавнего времени одному из наиболее активных членов «Партии прогресса» Федору Грудину. Последний, несколько месяцев назад разочаровавшись в федеральном руководстве партии, перешел в «Открытую Россию» Михаила Ходорковского. За что Костылева называет его предателем и «политической проституткой». Между тем ее саму упрекают в недостаточности политического опыта. Детали конфликта Грудин рассказал в интервью Бездуховностям.

— В прошлом году вы вышли из «Партии прогресса» и вступили в «Открытую Россию»?

— Да. Сейчас я являюсь членом совета петербургского отделения «Открытой России». В «Партии прогресса» состоял с лета 2013 по лето 2016 годов. Являлся секретарем Совета, членом Совета, руководил проектом «Университет прогресса», в рамках которого мы проводили различные круглые столы, организовывали дискуссии. В качестве лекторов к нам приезжали председатель федеральной Либертарианской партии Андрей Шальнев, представители Партии Прогресса Владислав Наганов, Георгий Албуров, депутат прошлого созыва ГосДумы Дмитрий Гудков. Университетом мы занимались меньше года – с лета 2015-го по весну 2016-го, успели сделать около 12 мероприятий.

Когда я пришел в «Партию прогресса», петербургское отделение насчитывало до 60 членов. Из них актив – около 20 человек. Затем численность начала постепенно снижаться. Последнее партийное собрание, на котором я присутствовал, прошло весной прошлого года. Туда пришло 12-15 человек. А следующее было уже в декабре 2016-го, на нем-то Полину Костылеву и избрали главой петербургского отделения партии. Там было меньше 10 человек. Кроме нее на должность руководителя никто не претендовал.

— Она является фактическим руководителем отделения?

— На практике отделение контролирует адвокат Аркадий Чаплыгин. В прошлом он возглавлял его, но сейчас слишком занят в связи со своей адвокатской деятельностью. Поэтому в последние годы на отчетно-перевыборных конференциях не баллотировался на пост председателя. Сейчас он является секретарем отделения. Именно Чаплыгин в 2015 году выиграл суд о регистрации регионального отделения «Партии прогресса».

С Аркадием Чаплыгиным у меня сохранились дружеские отношения. Возможно, если бы я захотел, он поддержал бы мою кандидатуру на выборах председателя регионального отделения. Но мне это было не нужно. Сейчас я занимаюсь своей карьерой, работаю инженером на заводе, который производит двигатели для подводных лодок.

— Почему вы ушли из «Партии прогресса»?

— Из-за разочарования в федеральном руководстве. Когда мы организовывали встречи в рамках «Университета прогресса», мы неоднократно просили топовых руководителей партии – Алексея Навального, Леонида Волкова – приехать и поучаствовать в наших мероприятиях. Причем просил не только я, но и Чаплыгин, и Наганов. То есть речь о том, что они не из-за какого-то конфликта игнорировали наши просьбы, а именно принципиально. Так ни разу они и не приехали.

Вы состоите в конфликте с Алексеем Навальным и Леонидом Волковым?

— Это не полноценный конфликт, а, скорее, какие-то разногласия, которые могли остаться со времени «твиттерных войн» в 2014 году. С Волковым мы разошлись во мнениях по участию в Марше мира в сентябре 2014 года и по «украинскому вопросу». Я выступаю за признание итогов референдума о присоединении к России, прошедшего в Крыму. А у партии более осторожная позиция. Хотя сам Навальный в одном из интервью говорил, что у нас допускаются любые позиции, не противоречащие программе. Раздел программы про внешнюю политику не слишком большой, тем более его писали еще до событий в Крыму – тогда никто не мог предположить, как все обернется. Поэтому противоречить программе довольно сложно.

По Маршу мира я выступал против использования на нем флагов Украины, а Волков был за. Хотя в конце концов на петербургском мероприятии организаторами было принято решение о запрете на любую символику, поэтому вопрос отпал сам собой.

В результате прошлым летом я прекратил свою деятельность в «Партии прогресса» и вступил в «Открытую Россию», вместе с лидерами которой баллотировался в Законодательное собрание. Я был кандидатом в 9 округе. У нас подписи собирали не только сборщики, но и сами кандидаты. Я показал отличный результат – 209.

— Полина Костылева в своем резюме при приеме на работу в качестве начальника штаба указывала, что собрала 315 подписей.

— Да, но это на кампании Александра Шуршева. Тем более – в режиме полного рабочего дня. Помните историю с двумя папками: в первую кладут самые лучшие подписи, во вторую – похуже. И избрком обязан проверять именно из первой. Так вот мои подписи лежали в первой папке. И по итогам проверки к ним не оказалось ни одной претензии!

Во время сбора я практиковал не только традиционные методы, но и пытался придумать новые формы. Так, я собирал подписи в ночном клубе. Это было во время поэтического вечера: в перерыве я объявил, что веду сбор в пользу «ПарНаСа». Многие подписались. Хозяин заведения сам предложил мне пособирать у него подписи, когда узнал, что я являюсь кандидатом в депутаты от оппозиционной партии.

Позже какой-то провластный сайт сделал видео об этой моей акции, назвав меня «кандидатом-алкоголиком».

В отличие от нынешней «Партии прогресса», в «Открытой России» ребята активнее – они и сами что-то придумывают, и с интересом относятся к тому, что предлагаю я. Недавно, например, мы провели концерт против СПИДа.

— Как произошел ваш недавний конфликт с Партией прогресса, если вы к тому моменту ее уже покинули?

— В преддверии открытия предвыборного штаба Алексея Навального в Петербург приезжал Леонид Волков. Полина Костылева должна была организовать для него встречу с активистами, мероприятие было назначено на 1 февраля.

Готовясь ко встрече, в мессенджере «Телеграмм» Костылева создала чат, в который автоматически включила всех членов «Партии прогресса» – как действующих, так и уже утративших связь с организацией. Попал туда и я. Ну что ж, попал и попал – я не обратил на это внимания. Через несколько часов мне пришло уведомление, что Полина удалила меня из чата. И этому я не придал значения. Но при случае рассказал о произошедшем друзьям из «Открытой России». Их это удивило, и они, сами будучи участниками этого чата, снова добавили меня обратно. Заметив это, Костылева опять удалила меня, но на этот раз уже разразилась гневной тирадой. Она обвиняла меня в предательстве «Партии прогресса», называла мой уход в «Открытую Россию» политической проституцией, обвиняла в национализме. «Я не беру Грудина. Он имперец и националист», — писала Костылева, добавляя, что «у нее будут проблемы» и что «она имеет полное право на это».

Все обвинения в свой адрес мне, конечно, кажутся весьма странными. И я не понимаю, почему мне, человеку с политическим опытом, отказывают в участии в волонтерской деятельности в штабе Алексея Навального? Тем более, что я, в отличие от других активистов, совершенно не претендую на зарплату! Чтобы задать эти вопросы, я решил сходить на встречу с Волковым. К тому же, она проводилась в офисе «Открытой России», откуда выгнать меня не могли.

В итоге на встрече, когда я задал свои вопросы, Костылева растерялась и ничего вразумительного ответить не смогла. Вместо нее слово взял Волков. Он заявил, что, раз я все это публично спрашиваю, — правильно, что мне отказали. И что у Полины есть полное право принимать авторитарные решения по своему усмотрению.

— Вы считаете, что решение назначить Полину Костылеву начальником штаба — ошибочное?

— Да, я считаю, что начальником штаба должен был стать человек, имеющий опыт администрирования, умеющий работать в режиме многозадачности, стрессоустойчивый. А Полина, как мы видим, совершенно не стрессоустойчива, раз устроила скандал на ровном месте.

Это сейчас — все, что от нее требуется: записывать фамилии людей, желающих в будущем поработать у Навального волонтерами. А ближе к предвыборной кампании перед ней будет стоять множество разнообразных задач, она должна будет организовать сбор 7,5 тысяч подписей. Не уверен, что она справится.

— Кто из активистов, как вы говорите, пришел в штаб за зарплатой?

— Как я понимаю, в штабе предусмотрены 4 оплачиваемые должности: начальник штаба, юрист и еще две. Юриста на работу пока не наняли. А две оставшиеся должности заняли Богдан Литвин и Федор Горожанко. Первый должен отвечать за продвижение сайта, пабликов в социальных сетях – за СММ. Второй – за разработку сайта.

Ясно, что обоих Полина выбирала, основываясь исключительно на личных симпатиях. Богдан Литвин обладает, мягко говоря, не самым большим опытом в области СММ. Мне запомнилось, что когда в чате начались споры относительно меня, он был единственный, кто горячо поддерживал Костылеву и даже предъявлял мне какие-то личные претензии. Мол, что именно из-за того, что я состоял в партии, в нее не вступали новые члены. При этом сам Богдан в «Партии прогресса» никогда не состоял, а был в движении «Весна» и работал помощником Максима Резника.

Федор Горожанко последние месяцы работал в Москве в Фонде борьбы с коррупцией. Как программист он обладает весьма спорной репутацией и, как правило, расстается со своими заказчиками со скандалом. Впрочем, и в целом его репутация довольно неоднозначна. Только в этом году он уже успел поучаствовать в двух конфликтных ситуациях. Во-первых: когда написал жалобу на администраторов паблика «Вконтакте» в защиту Исаакиевского собора. Группу вели ребята из «Открытой России». Они нарушили правила «Вконтакте», изменив ее тематику – изначально она создавалась не для борьбы за сохранение музея, но позже ее описание и название переделали для этих целей. В результате группу пришлось закрыть и создать новую. А причиной жалобы Горожанко стало то, что он сам тоже решил сделать паблик против передачи Исаакия, и захотел таким образом устранить конкурентов. Второй скандал произошел 7 февраля. Горожанко взломал сайт «Полтавченко.Нет», который делает координатор петербургской «Открытой России» и сопредседатель регионального «ПарНаСа» Андрей Пивоваров. И в разделе, где можно оставить подпись за отставку губернатора, выложил фотографию Пивоварова в молодости с надписью «Чем больше подписей вы оставляете, тем больше я кушаю». После этого Горожанко в социальных сетях взял на себя ответственность за этот взлом.

Беседовала Серафима Макарченко

MegaSmi