Демократическая оппозиция должна стремиться на предстоящих выборах получить половину, а еще лучше – большинство мандатов петербургского Законодательного собрания. В этом уверен бывший единоросс, а ныне представитель партии «Гражданская платформа», бизнесмен Валерий Федотов. В интервью Бездуховностям он рассказал о том, почему Вячеслав Макаров рискует лишиться должности председателя парламента, кто стоит за уголовными делами против помощников Светланы Нестеровой, каких качеств, которые есть у активистов движения «Весна», не хватает представителям «Муниципальной пилы» и «Красивого Петербурга», а также поделился мнением о том, когда стоит бежать из России.

— Планируете ли вы баллотироваться в Законодательное собрание в 2016 году?

— Да, я буду баллотироваться в ЗакС. Скорее всего, по списку одной из демократических партий. Какая из них выйдет на старт кампании с наибольшими шансами на победу – станет ясно в ближайшие месяцы. В настоящий момент я остаюсь членом «Гражданской платформы», регулярно обсуждаю с федеральным руководством партии перспективы перезапуска Санкт-Петербургского отделения и участия в выборах. Если этот политический проект не обретет второе дыхание, весной выйду «на предвыборный рынок» «свободным агентом». Запасные варианты приглашений есть.

— Какую роль в предстоящих выборах вы отводите Оксане Дмитриевой, Максиму Резнику?

— Я отношусь к Оксане Дмитриевой и Максиму Резнику с большим уважением, мне близки их взгляды как защитников «людей своего дела», профессионалов, бизнеса. По всей видимости, с помощью цепных политтехнологов Кремль перекрывает им путь на федеральные выборы. Если этот заслон не будет пробит, буду рад увидеть «Партию профессионалов» хотя бы участником выборов в Санкт-Петербурге. После известных событий в «Яблоке» она может предлагать себя избирателям как подлинно независимая и бескомпромиссная политическая альтернатива.

— Как вы считаете, будет ли в обществе сильны протестные настроения, как это произошло в 2011 году?

— Интерес общества к выборам, протестные настроения и шансы оппозиции растут пропорционально экономическому кризису. Это не слишком приятный для избирателей, но объективный факт. Падающий уровень жизни поднимает занавес, скрывавший ошибки власти в сытые годы. У оппозиции есть ответы на острые вопросы, альтернативные модели развития и экономические программы. В нынешней экономической реальности они будут значительно более востребованы.

Экономические прогнозы на год вперед больше похожи на святочные гадания. Но в политическом прогнозе я вполне уверен. Провести выборы по полностью контролируемому и предсказуемому сценарию в 2016 году у власти не получится. То, что легко получалось в нулевые и со скрипом «прокатило» в 2011 году, сегодня уже невозможно. Мы находимся в новой реальности, где место материальных ценностей постепенно занимают идеологические. Главные среди них – мир, справедливость, свобода. Если власть будет препятствовать переменам, будет продолжать силой втягивать народ в войны и навязывать свои искусственные политические конструкции, она подставит под угрозу не только себя, но и страну. Протесты против попыток провести очередные управляемые выборы будут на порядок более масштабными. Надеюсь, что организаторы это понимают не только на словах. И что это понимание их модераторский пыл умерит.

— Насколько вероятным вам кажется сценарий значительного обновления состава Законодательного собрания?

 — Радикального обновления ожидать не приходится. Административный ресурс сделает свое дело. Но дело в том, что даже несколько ярких независимых депутатов радикально меняют политический климат в городе. В сегодняшнем ЗакСе у союза системных партий — ЕР, СР и ЛДПР, в сумме 37 мандатов из 50, а на пересчет подлинных оппозиционеров хватит пальцев одной руки. Тем не менее, у нас один из самых свободных парламентов в стране. Задача-максимум – увеличить представительство оппозиции до половины, может быть, замахнуться на большинство с минимальным перевесом.

— Насколько важна работа активистов, контролирующих честность избирательного процесса: наблюдателей, независимых членов избирательных комиссий и т.д.?

 — Критически важна. Власть должна чувствовать давление, испытывать трудности при вытаскивании тузов из рукавов. По разным опросам последних лет, честных выборов хотят от 50 до 90% граждан. Это количество должно переходить в качество. Чем больше людей будут отстаивать реальные результаты выборов на избирательных участках, тем меньше потом потребуется, чтобы защитить эти результаты «на улице».

— Считаете ли вы правильным организовать предвыборные дебаты среди ЗакСовских кандидатов по каждой из избирательных территорий?

 — Дебаты – это идеальный механизм демократии, эффективный способ выявления сильнейшего политика и наиболее близкого к истине мнения. Считаю правильным их проведение в ходе всех выборов на всех уровнях, в том числе и в округах ЗакС. Я бы не делал участие в дебатах обязательным. Но всячески бы продвигал мнение о неэтичности уклонения от них. Избиратели должны понимать, что если кандидат отказывается от дебатов с конкурентами, он уклоняется от неудобных вопросов, что-то скрывает. Доверять такому политику нельзя.

— Как вы считаете, справедливы ли слухи о конфликте между спикером ЗакСа Вячеславом Макаровым и губернатором Георгием Полтавченко?

 — Я сужу о раскладах во власти как внешний наблюдатель. Ощущения такие, что этот конфликт если не полностью надуман, то сильно раздут воображением коллег. На итоговой пресс-конференции 2015 года Макаров высказался вполне определенно: «Я – полковник, Полтавченко – генерал». Между полковником и генералом не может быть конфликтов. И это достаточно точная параллель с состоянием нашей властной вертикали, все более берущей на вооружение армейские принципы, в том числе жесткую субординацию.

Информационный инцидент с вице-губернатором Говоруновым, «курирующим выборы», я бы отнес к техническим недоразумениям. Некоторые единороссы в ЗакСе потом признавались, что поддержали запрос Резника по ошибке, не читая. Это, конечно, звучит впечатляюще, когда депутат правящей партии, пусть даже анонимно, признается журналисту, что даже не помнит, за что проголосовал.

При всем этом мне кажется, что у Макарова нет гарантии сохранения спикерского кресла в следующем созыве. Но это связано не столько с внутренними разногласиями во власти, сколько с явной необходимостью обновления власти. У Макарова имидж предельно жесткого консерватора, а новая реальность требует более гибких и демократичных политиков.

— С чем вы связываете уголовные дела против помощников депутатов — в частности, против помощников Светланы Нестеровой: с борьбой с коррупцией или давлением на депутатский корпус?

 — Скорее всего, Нестерова стала жертвой антикоррупционной «русской рулетки». Коррупция является настолько серьезной проблемой для власти, что она вынуждена регулярно проводить нечто вроде «децимации» — случайно «казнить» своих представителей для демонстрации хоть каких-то результатов борьбы. На Сахалине и в Коми жребий указал на губернаторов, в других регионах посадили десятки вице-губернаторов и мэров. А у нас, вот, под руку попалась Нестерова. Теперь силовикам есть что отвечать на вопросы о борьбе с коррупцией в Санкт-Петербурге, хотя ее вряд ли стало меньше.

— Поддерживаете ли Вы такие движения, как «Красивый Петербург», «Муниципальная пила»?

 — Да, мне вполне по душе люди, которые берут на себя конкретные проблемы и решают их в режиме общественной работы. Правда, хотелось бы более четких ответов об их политических целях и источниках финансирования. Если человек хочет, чтобы просто не было ям во дворе – это одно. Если он хочет с помощью сбора информации о ямах оказывать давление на власть или добиваться смены власти – другое. Оба пути не возбраняются, но я за честную декларацию целей. В этом плане мне особенно импонируют молодые ребята из движения «Весна». Вот у кого все как на духу и полная прозрачность намерений.

— Видите ли вы потенциал в региональных отделениях петербургских «малых» партий, не имеющих своего представительства в городском парламенте?

 — Можно спорить о сроках обновления политической системы. Но то, что оно рано или поздно неизбежно, я считаю фактом. Поэтому у партий, пребывающих ныне на «скамейке запасных», потенциал есть. Хотя, конечно, одно лишь пребывание в запасе реализацию этого потенциала не гарантирует. Нужна активность, подбор правильных слов и подходов к людям.

В перспективы националистов из «Родины» я не верю. С отъездом значительной части трудовых мигрантов национальная повестка сходит на нет. Патриоты и непарламентские коммунисты имеют немного больше шансов. Наибольший потенциал – у демократов, эта идеология будет наиболее востребована.

— Насколько сильно на себе вы, как представитель бизнеса, ощущаете экономический кризис?

 — Кризис ощущаю сильнейшим образом, как и все россияне. Бизнес он накрывает с двух сторон. С одной падает платежеспособность покупателя. С другой резко возрастают аппетиты государства, которому нужно как-то компенсировать потери бюджета и личного состава. Это выражается и в новациях налогообложения, и в поведении проверяющих органов.

— Как Вы полагаете, когда наступит тот момент (и как его не пропустить), когда оппозиционерам в России станет опасно оставаться и настанет время уезжать заграницу?

 — В ответ на часто задаваемые вопросы об эмиграции я с удовольствием привожу цитату из «Доктора Живаго» Пастернака. Она звучит так: «Взрослый мужчина должен, стиснув зубы, разделять судьбу родного края». Не думаю, что стоит вступать в политическую борьбу, оставляя себе возможность побега с поля боя. Победить может только тот, кто изначально решил идти до конца. Шансы изменить мир к лучшему стоят риска.

Подготовила Серафима Макарченко

MegaSmi