Законодательное собрание Санкт-Петербурга в третьем чтении приняло закон о выборах. Всего петербургские парламентарии предложили около 60 поправок, но только одна из них имела принципиальное значение и вызвала резонанс внутри депутатского корпуса. Речь идет об отказе от применения так называемого «метода Империале» при распределение мандатов в петербургском ЗакСе.

Напомним, согласно методу Империале, партии, которые не смогли преодолеть проходной барьер, автоматически передавали свое право на место в законодательном собрании в пользу партии-лидера. Теперь же, согласно принятому закону, мандаты будут распределять среди парламентских партий пропорционально количеству набранных ими голосов.

Можно ли назвать новую систему распределения мандатов маленькой революцией в петербургском ЗакСе, кому выгодна данная поправка и почему «Единая Россия» так легко отказалась от нескольких мест в петербургском парламенте, — об этом и многом другом рассказал Бездуховностям Александр Ольховский, член КПРФ, депутат четвертого созыва Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

 — В 2006 году единоросс Вадим Тюльпанов, председатель петербургского ЗакСа в то время, приложил немало усилий, чтобы метод Империале начал работать в Санкт-Петербурге. Как вы считаете, это была его инициатива или указание свыше?

— Вопрос был не столько в методе подсчёта голосов, сколько в системе выборов: чисто пропорциональной или смешанной. Путин тогда делал ставку на формирование всех парламентов из представителей ограниченного числа крупных политических партий. Если Владимир Владимирович сказал, что избирательная система России должна быть скорее пропорциональной, значит Тюльпанов сделает все, чтобы пойти дальше линии партии – сделать питерскую систему выборов чисто пропорциональной.

 — Но почему депутаты третьего созыва, в чью пору принимался закон о распределении мандатов, поддержали Тюльпанова? Ведь данный закон лишал их возможных мест в ЗакСе?

— Всех устраивало введение чисто пропорциональной системы распределения мандатов. У единороссов было предчувствие, что партия власти «на ура» возьмёт большинство мандатов, у оппозиции – что эта система позволит расширить своё присутствие в ЗАКСе. До этого – КПРФ, например, имела один мандат в парламенте, после – уже девять! Никто не обращал внимания на доли процента, набранные партиями, не преодолевшими проходной барьер. Никому в голову не приходило, что доли процента будут преобразованы в мандаты.

 — Десять лет депутатские мандаты распределялись по методу, предложенному Тюльпановым. Почему сегодня данный способ потерял актуальность?

— Как только стало понятно, что закон о выборах изменится, возник вопрос: а как будут считаться голоса?! Параллельно стало понятно: число партий, которые будут принимать участие в выборах, возрастёт. Не исключено, что малые партии, не прошедшие в парламент, могут набрать суммарно до 10 процентов голосов. А это уже не один, а почти три мандата…

 — Но при этом «Единая Россия» легко пошла на отказ от существующей системы распределения мандатов. Почему единороссы так легко отказались от почти гарантированных мест в ЗакСе?

— Видимо, изменилась логика взаимодействия политических партий и Администрации Президента. Возможно, у депутатов «Единой России» есть какая-то договоренность о распределении мандатов. И эта «уступка» –часть пакета договоренностей. Но также не исключено, что партия власти не хочет видеть в петербургском ЗакСе ряд ныне действующих депутатов. Для «Единой России» – это пристойный способ «слива» неудобных лиц.

 — Можно сказать, что отказ от метода Империале продиктован не борьбой между «Единой Россией» и другими партиями, а внутрипартийными разногласиями?

— Скорее так: единороссы сейчас считают не только – сколько они получат мандатов в петербургском ЗакСе, но и прикидывают, кому их предоставить, а кого — лишить.

 — Численное преимущество представителей партии власти в городском парламенте негативно сказывается на законодательных инициативах?

— Я бы не придавал значения количеству и качеству законодательного собрания четвертого и пятого созывов. Если первые три созыва имели свое лицо, то последние два – нет. Сегодня депутаты только узаконивают предложения, подготовленные правительством города.

 — Как это выглядит на практике?

— Администрация города разрабатывает ту или иную инициативу, а затем, через крупнейшую фракцию выносит ее на обсуждение ЗакСа. Отсюда — стопроцентное прохождение проектов, инициированных правительством. Я не помню ни одного законопроекта, связанного с экономикой или инвестициями, которые бы не укладывались в общую экономическую политику города. Законодательное собрание двух последних созывов – это (с небольшими личностными вариациями) машина для голосования, механизм которой контролируется городской администрацией.

 — Если ЗакС – это машина для голосования, значит ли это, что для петербуржцев не важно – единороссы, коммунисты или представители других фракций ее образуют?

— Будет хорошо, если в ЗакСе не будет преобладать какая-либо одна политическая партия. Потому что монополия превращает в формальность голосование по любому вопросу. Сегодня единороссы делают все по-своему, а когда заходит речь о политической ответственности, представители правящей партии стыдливо заявляют, что решение принималось всем законодательным собранием. И это яркий пример политической безответственности «Единой России». Только наличие большого числа политических партий делает необходимым внутренний диалог в парламенте. Чем больше партий – тем больше востребована депутатская этика и политическая культура. Монопольная позиция правящей партии определяет её нежелание считаться с мнением представителей других фракций.

 — Что вам удалось сделать для города в ту пору, когда вы были депутатом Законодательного собрания и возглавляли комиссию по промышленности, экономике и собственности? Что сделали коммунисты?

— Главной личной заслугой я считаю широкое и открытое привлечение производственников (и «капитанов производства», и частных предпринимателей) к обсуждению вносившихся правительством города законопроектов, максимальный учёт комиссией поступавших предложений. Кстати, в составе комиссии были представители трёх политических партий, что не мешало слаженной работе депутатов.

Особое удовлетворение принесло участие в спасении Балтийского завода, недопущение передачи части территории предприятия под коммерческую застройку. Удалось совместными усилиями – с рядом комитетов правительства города и полпредством президента – не просто сохранить один из старейших заводов города, но и обеспечить его гособоронзаказом на ближайшие несколько лет: загрузить мощности завода строительством кораблей. Полагаю, что уже этим я отработал свою депутатскую зарплату за все пять лет полномочий.

По действиям коммунистов: Геннадий Андреевич Зюганов лично занимался и занимается поддержкой «Кировского завода», и производства трактора «Кировец» в частности. Мало кому известно, но постановление федерального правительства о допуске тракторов американской фирмы «Джон Дир» на российский рынок уже было готово к подписанию. Поставка их тракторов предполагалась на невероятно выгодных лизинговых условиях, почти даром. Наше тракторостроение не выдержало бы ценовую конкуренцию и было бы уничтожено. Но затем потребители вынуждены были бы закупать не только американские тракторы, но и жидкости для гидросистем, смазку, оборудование для ремонта и т.п., и всё это – уже по совершенно иным ценам. В дальнейшем вытеснить американскую технику из сельскохозяйственной отрасли стало бы невозможно. Но Зюганову удалось заблокировать проект постановления правительства, и, как результат – реальная помощь в сохранении отечественного тракторостроения.

Кстати, недавний новый приезд Геннадия Андреевича на завод, привлечение им внимания федеральных властей к новому трактору, поставленному на производство Петербургским тракторным заводом, способствовал существенному увеличению суммы бюджетных дотаций сельхозпроизводителям на приобретение сельхозтехники в 2016 году.

Представителей Коммунистической партии и сегодня не устраивает промышленная политика, которую проводит правительство Дмитрия Медведева, точнее – её отсутствие. И на региональном уровне в России, к сожалению, не очень радужно. В Петербурге, например, на поддержание промышленности в 2016 году планируется израсходовать по соответствующей госпрограмме 1,5 млрд рублей из общей суммы бюджетных расходов в 491 миллиард, т.е около 0,3% бюджета – а это ничтожно мало.

 — Вы считаете новый способ распределения мандатов может повлиять на изменение политических сил в Санкт-Петербурге и, со временем, привести к улучшению экономической ситуации в городе?

— Я не верю в возможность региональных парламентов влиять на политику федерального правительства. Это во-первых. А во-вторых, ничто так не влияет на общественное мнение, не уменьшает рейтинг «Единой России», как недальновидная экономическая (особенно – финансовая) политика единороссов. С другой стороны, новый способ распределения мандатов в Петербурге может сделать город на Неве одним из самых демократических в стране – мало где уже действующий региональный парламент представлен сразу пятью политическими партиями. А в сентябре их может стать еще больше!

Беседовала Серафима Макарченко

MegaSmi