В ближайшие выходные, 12 и 13 марта, состоятся довыборы в Центральный совет «Партии Прогресса». Свою кандидатуру выставил секретарь петербургского отделения Аркадий Чаплыгин. В интервью Бездуховностям он рассказал, что хочет изменить в партии, где и по чьим спискам намерен выдвигаться в ЗакС и ГосДуму, а также о том, можно ли считать оппозиционерами «бегающих на Старую площадь на инструктаж политиков», если они при этом критикуют Кремль

 — С какой целью вы намерены баллотироваться в Центральный совет «Партии Прогресса»?

— Сейчас в партии сложилась ситуация, не позволяющая ей влиять на политические процессы в стране. Партия лишена регистрации, что не позволяет ей напрямую участвовать в выборах. Договорённость с «ПарНаСом» о выдвижении наших кандидатов – это, конечно, очень хорошо, но лишь до тех пор, пока в «ПарНаСе» адекватное руководство, заинтересованное в нашем сотрудничестве. Мы находимся в роли просителей, но не можем влиять на принятие «ПарНаСом» решений. Как только он перестанет в нас нуждаться, ничто ему не помешает от нас избавиться – и именно этот процесс, процесс избавления от «прогрессистского балласта», мы наблюдаем в Вологодской области, где региональное руководство не первый год безуспешно пытается наладить хоть какое-то взаимодействие с «ПарНаСом». Отсюда вывод: либо мы должны наращивать темп идейного воздействия на общество, показывая «ПарНаСу» нашу им нужность, либо мы должны добиваться регистрации нашей партии в судах, чтобы на равных общаться с «ПарНаСом», либо мы должны стать структурной частью (фракцией) «ПарНаСа», трансформировав «Партию Прогресса» в общественную организацию.

Для реализации первой задачи я предлагаю оторвать партию от ФБК, направив наши ресурсы на реализацию иных проектов, а не только антикоррупционных, подняв на федеральный уровень инициативы, генерируемые региональными партийными структурами и создав для реализации этих инициатив структуры, подобные ФБК. Кроме того, необходимо активизировать наше присутствие в социальных сетях. Обратите внимание: и наш партийный сайт, и наша группа ВКонтакте находятся в полумёртвом состоянии. Это надо немедленно исправлять, и я знаю, как.

Вторая и третья задачи должны реализовываться последовательно: сначала попробуем отстоять регистрацию партии, потом, если не получится, сохраняя нашу политическую идентичность, преобразуемся в общероссийскую общественную организацию и уйдём в «ПарНаС».

— Чего удалось добиться петербургскому отделению партии за время его работы?

— Мы начинали в марте 2013 года с нуля. 13 членов партии, нулевое финансирование, нулевая представленность в СМИ, собрания в кафе. Сейчас у нас 57 членов партии и около двухсот подавших заявление о вступлении в партию или об извещении о проведении партийных мероприятий, помещение, студия видеозаписи, лекционный проект (Университет Прогресса), частое цитирование в СМИ, сайт, офис в центре города. И всё это – без единой копейки от головной (федеральной) партийной организации. Всё – за счёт собственных ресурсов.

— Намерены ли вы баллотироваться в Законодательное собрание или в ГосДуму?

— Намерен баллотироваться как в Думу по списку «ПарНаСа», так и в ЗакС (точно по списку «ПарНаСа» и, возможно, по одномандатному округу). Сейчас рассматриваю два округа – в Невском районе, где я живу, и в Приморском, проблемы которого известны ещё со времени работы на округе в рамках избирательной кампании в 1998 году.

— Рассматриваете ли вы для себя возможность попросить деньги на предвыборную капанию в проекте Михаила Ходорковского «Открытые выборы»?

— Уже попросил. Считаю, что Ходорковский – тот человек, за сотрудничество с которым не будет стыдно.

— Как вы считаете, сумеют ли попасть в ЗакС представители партий «Яблоко», «ПарНаС»?

— Петербург – город с демократическими традициями. Считаю, что «ПарНаСу» и «Яблоку» под силу преодолеть 5%-ный барьер.

— Считаете ли вы оппозиционной партией «Правое дело», от которого намерены выдвигаться Оксана Дмитриева, Максим Резник?

— Партия, безусловно, оппозиционная. Но пределы своей оппозиционности ограничивает установками Администрации Президента: в экономической части «Правое дело» свободно в формировании позиции, в политической (особенно в крымском и внешнеполитическом вопросах) – никакой самостоятельности. Представьте теперь: блок ХДС/ХСС (блок партий умеренного консерватизма в Германии – прим. ред.) устанавливает пределы программной самостоятельности социал-демократам или свободным демократам. Будут СДПГ (Социал-демократическая партия Германии – прим. ред.) и СвДПГ (Свободная демократическая партия Германии – прим. ред.) рассматриваться немцами в качестве оппозиционных партий? Думаю, нет.

У нас же это оппозиция, поскольку даже бегающие на Старую площадь на инструктаж политики, критикующие Кремль, привычно воспринимаются нашим обществом как оппозиция. Культура восприятия сложилась так, а не иначе. Хотя в нормальной, цивилизованной системе координат ни Дмитриева, ни Резник оппозицией не являются.

— Как вы считаете, повлияла ли на имидж Максима Резника его показательная дружба со спикером ЗакСа, руководителем «Единой России» в Петербурге Вячеславом Макаровым?

— Резник удачно встроился в систему. От образа пламенного борца за справедливость давно ничего не осталось.

— Как вы считаете, существует ли конфликт между спикером ЗакСа Вячеславом Макаровым и губернатором Георгием Полтавченко?

— Конфликт очевиден. Желаю им обоим аннигилировать.

Подготовила Серафима Макарченко

MegaSmi