Вячеслав Макаров не сумел спасти экс-депутата Светлану Нестерову от сурового наказания. Красногвардейский районный суд приговорил ее к 5 годам лишения свободы за получение взятки в особо крупном размере. Также Нестерова обязана оплатить штраф в размере 6 миллионов рублей. До УДО ей не хватает как минимум 1 года. А по новому закону, возможно, — и двух.

Во вторник, 25 сентября, Красногвардейский районный суд вынес приговор в отношении экс-депутата от «Единой России» Светланы Нестеровой. Неделей ранее в ходе прений обвинение запросило для Нестеровой лишение свободы сроком на 10 лет и штраф в размере 10 миллионов. Она обвинялась в преступлении, квалифицированном статьей 290 УК РФ, частью 6 — получение взятки в особо крупном размере лицом, занимающим государственную должность субъекта РФ. Сторона защиты просила оправдать экс-парламентария.

В результате суд согласился с виновностью Нестеровой. И приговорил ее к лишению свободы сроком на 5 лет и штрафу в размере 6,1 миллиона рублей. Под стражу Нестерова была взята прямо в зале суда. До этого более двух лет она содержалась под домашним арестом. Ей были разрешены походы по магазинам, в храм и визиты к врачу.

Напомним, процесс над Светланой Нестеровой начался в Красногвардейском районном суде в конце декабря прошлого года. Следствие настаивало, что она, будучи депутатом, получила в общей сложности 4,8 млн рублей от коммерсантов за получение господряда на обеспечение малоимущих обедами и экскурсиями.

Нестерова трижды избиралась от Красногвардейского района в городской парламент. Ее супруг Сергей Сахаров столь же многократно становился депутатом тамошнего муниципалитета Большая Охта. Однако, вопреки своему желанию, ни разу не смог его возглавить — всякий раз по 10 одномандатным округам муниципалитета большинство оставалось за командой Николая Паялина.

Светлана Нестерова была арестована в 2016 году, незадолго до очередных выборов в ЗакС. Сначала ее обвиняли в мошенничестве с деньгами, выделенными по субсидии Комитета по социальной политике. Позже статья была переквалифицирована на получение взятки в особо крупном размере. За прошедшие два года Нестерова фактически утратила связь с партией, а ее супруг оставил политические амбиции.

За время следствия Нестерову активно «топили» ее бывшие помощницы. Они были осуждены по тем же фактам хищений, однако их дела были выделены в отдельные производства. Вместе с помощницами была приговорена предпринимательница Гасанова, «осваивавшая» средства, выделявшиеся по депутатской поправке Нестеровой. Все трое признали вину, возместили причиненный ущерб и были приговорены к условным срокам лишения свободы.

Причины:

Бездуховности еще неделю назад предполагали, что суд примет относительно суровое для Нестеровой решение. Надеяться на то, что ей дадут ровно столько же, сколько она уже отсидела, как это случилось с другим экс-депутатом Вячеславом Нотягом, ей не приходилось.

К тому же, можно констатировать, что бывший покровитель Нестеровой Вячеслав Макаров на этот раз не стал слишком утруждать себя заступничеством за нее. Слишком большая пропасть успела образоваться между ней и нынешним ЗакСом.

Последствия:

Во-первых, Светлана Нестерова, наверняка, надеется на смягчение приговора в суде второй инстанции. И это, действительно, может произойти. Если нет, она все же может рассчитывать выйти по УДО. Однако до этого ей все же придется отбыть часть наказания в колонии.

Светлана Нестерова осуждена по особо тяжкой статье – ч.6 ст. 290 УК РФ предусматривает наказание до 15 лет лишения свободы, то есть относится к этой категории. По ней Нестерова может подавать ходатайство об Условно-досрочном освобождении после того, как отбудет 2/3 своего наказания. То есть 40 месяцев из 60. Пока под арестом она провела практически ровно 27 месяцев. Не хватает еще 13.

21 июня 2018 года ГосДума приняла в третьем чтении изменения в статью 72 Уголовного кодекса РФ. Закон вступил в силу с начала июля. Он меняет систему зачета срока содержания под стражей в срок наказания в виде лишения свободы. Если условия граждан, содержавшихся в СИЗО, закон смягчает – один день в СИЗО считается за 1,5 дня в колонии, то для тех, кто содержался под домашним арестом, закон невыгоден. По нему 1 день дома считается за половину для в колонии. Коснется ли Нестеровой этот закон, то есть превратятся ли ее 27 месяцев в 13,5, пока неизвестно – практика применения нового закона в данном вопросе пока до конца не ясна. Вероятно, в случае с Нестеровой судья Красногвардейского суда оговорила этот вопрос в тексте приговора.

MegaSmi