Бездуховности на анонимных условиях публикуют авторскую колонку одного из своих читателей, занимающего высокопоставленную должность в системе исполнительной власти.

Скажу откровенно: руководители города ощущают и показывают полное смятение и непонимание сложившейся ситуации и, соответственно, беспомощность.

Так, спустя месяц после первых тревожных сигналов, удалось запереть часть людей дома. Но что делать дальше с социально изолированными группами – прежде всего, военнослужащими, трудовыми мигрантами и лицами без определенного места жительства, а так же с работниками организаций, которые вынуждены продолжать трудовую деятельность оффлайн: в трудовых коллективах, — власти не решили. Спустя неделю самоизоляции многим изолировавшимся изоляция надоела, и они вышли на улицы. Что было предсказуемо, поскольку запугивание без реальной ответственности долго не работает. А жесткие меры руководство города вводить боится — ввиду противоречивых сигналов от руководства страны и страха за собственные рейтинги.

Власти не могут оценить реальную картину с количеством заболевших и основными путями заражения.

Следует отметить, что пока мы активно пытались выявлять зараженных среди вернувшихся из-за рубежа, мы не уделили внимание группам риска, не выезжавших последнее время за рубеж, но в силу профессии имевших большое количество контактов с другими людьми. В том числе, иностранцами и лицами, вернувшимися из-за рубежа. Речь идет о сотрудниках сферы транспорта, торговли и услуг.

Попытка устроить всеобщую диагностику в поликлиниках в конце марта полностью провалилась, так как очереди желающих, многие из которых входят в группы риска, создали возможные очаги заражения.

В городе зафиксировано большое количество граждан, госпитализированных с пневмонией и ОРВИ, под прием которых перепрофилировано уже не менее семи городских больниц. Большинство из этих граждан, вероятно, больны коронавирусом. Но низкая степень чувствительности применяемых у нас тестов и относительно длительный срок получения результата не позволяют вовремя выявлять заболевание (что уже признали власти Москвы). В ряде федеральных клиник, расположенных в нашем городе, также выявлены случаи заболевания коронавирусом. Поскольку они, также как и городские больницы, не смогли организовать процедуры по своевременному выявлению граждан, имеющих симптомы коронавируса, при ложноотрицательных результатах тестирования и их изоляции. Также поражает стремление многих главврачей «до последнего» скрывать факты потенциальных очагов первичного заражения коронавирусом в их учреждениях.

Очевидно, что скоро мы столкнемся с нехваткой медицинского персонала. Уже фиксируется большое количество заболевших врачей. Кроме того, врачей из регионов переманивают власти Москвы, обещая фантастические по региональным (в том числе петербургским) меркам зарплаты в 300 тысяч рублей. В столице нехватка медицинского персонала уже реальна. Кстати, тот факт, что подобным действиям властей столицы не мешают федеральные власти, очень беспокоит. Вместо того, чтобы сдерживать проникновение заразы в регионы и спасать их — с учетом катастрофического положения медицины в них, — основные ресурсы отдаются и без того «ресурсной» Москве.

Не приходится говорить об уже признанном факте нехватки необходимого медицинского оборудования и вероятном дефиците медикаментов.

Ограничение экономической деятельности при отсутствии реальных мер изоляции граждан не помогает борьбе с инфекцией, но уничтожает экономику города. Так что реальный «самострел» осуществляет наш губернатор.

О тяжести экономической ситуации говорит уже то, что главным распорядителям уже предписано изыскать возможность 10-процентного сокращения расходов. Через несколько месяцев, вероятно, речь пойдет о 20-процентом сокращении.

Вероятно, после 16 апреля все-таки будет введен пропускной режим продвижения в большинстве субъектов РФ, в том числе и у нас. Также не исключено введение режима ЧС (по крайней мере, уже имеется поручение органам власть создать штабы). И эта, хоть и весьма запоздалая мера, на мой взгляд, является единственно верной.

Говорить о том, что ограничительные меры кончатся раньше июня — наивно. Пессимисты говорят об августе — сентябре. Так что держитесь.

MegaSmi