Академия танца Бориса Эйфмана и строительная компания Setl City, на счету которой несколько уничтоженных исторических зданий и панорам Петербурга, вновь попытаются добиться права на разрушение Дома Басевича на Петроградской стороне. На этот раз заседание «сносной» комиссии КГИОПа будет заочным, что теоретически может позволить «застройщику» заранее «обработать» недостающих для разрешения на снос членов. Впрочем, теперь градозащитники готовы к суду за Дом Басевича — в их распоряжении есть  независимое техническое обследование здания, выполненное на пожертвования самих горожан. Согласно документу, площадь необходимой переборки или замены конструкций наружных стен составляет не более 3%. И практика показывает, что петербургские суды, в отличие от КГИОПа, более ориентированы на защиту исторического центра.

На период с 20 по 24 апреля назначено заочное»заседание» рабочей группы КГИОПа — так называемой «сносной комиссии» — по судьбе Дома Басевича на Большой Пушкарской улице, 7. До пятницы ее члены должны выслать на почту комитета свои соображения по откорректированному проекту фактически полного сноса здания

Фактически нынешняя процедура является продолжением второй попытки получения права на уничтожение Дома Басевича. Интересантами выступают Академия танца Бориса Эйфмана, которой здание и прилегающий сквер с закрытым детским садом отданы под застройку апартаментами для своих артистов, и строительная компания Setl City. Последняя пользуется крайне негативной репутацией в Петербурге, поскольку специализируется на уничтожении исторического центра и его панорамных видов (снос Дома Чистякова в Дегтярном переулке, уничтожение высотками панорамных видов Большой Невки, памятника федерального значения Чесменский дворец, застройка охранной зоны Пулковской обсерватории и т.д.). В данном случае Setl City на собственные средства разработала проектную документацию, которой предусмотрен снос Дома Басевича, и, вероятно, готовится вложиться в строительство на этом участке. 

В январе Академия танца и Setl City впервые вынесли на рассмотрение КГИОПа документы о полном сносе здания. Что стало шоком для петербургской общественности, так как здание не далее как в 2016 году было передано академии в совершенно работоспособном состоянии для последующей реконструкции, но не сноса. Волна протестов и митингов привела к тому, что документация на снос была отозвана. В конце марта КГИОП получил новый пакет документов — теперь Setl City предлагал сохранить лицевой фасад и половину внутренних стен 4-х из семи этажей лицевого корпуса. И снести все остальное — все 5 дворовых корпусов, 3 верхних этажа и дворовый фасад первых четырех этажей лицевого корпуса. То есть фактически — оставить только фасадную стену на высоту 4-х этажей. Рабочая группа КГИОПа рекомендовала увеличить объем сохраняемого лицевого корпуса — и в высоту, и в глубину. Теперь рабочей группе предстоит рассмотреть эту «откорректированную» документацию. В действительности все, что в ней изменилось, это то, что кое-где теперь значится сохранение не 4-х, а пяти этажей лицевого корпуса. При этом документы переделаны так небрежно, что во многих местах — в «разрезах», чертежах, пояснениях и т.д. — все еще говорится о сохранении лишь 4-х этажей. КГИОП в соответствии с требованиями закона должен дать ответ по документам до конца апреля. Хотя еще в конце марта мог вернуть их на переработку. Теперь комиссии предстоит либо принять решение о возврате документов, либо об их согласовании.

«Складывается такое ощущение, что заказчик и проектировщик (академия танца и Setl City соответственно — прим. ред.) настроены продавить нужное им решение. Поскольку очного заседания не будет, они могут попытаться самостоятельно пообщаться с некоторыми членами рабочей группы. Тем более, что в ее составе и так есть их явные сторонники, — поясняет Бездуховностям зампредседателя Совета петербургского Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кононов. — Сейчас все зависит от того, насколько члены рабочей группы погрузятся в документы и что они напишут в КГИОП. 24-го будет понятно, вернет ли комитет документы обратно или согласует. Их уже 2 раза возвращали, поэтому для КГИОПа не принципиально, каким будет решение. При этом совершенно не ясно, почему комитет еще в прошлый раз не закрыл этот вопрос до окончания карантинных мер. Реализация этого проекта должна оплачиваться из бюджетных средств — так как Академия танца является бюджетным учреждением — а все ответы, полученные нами из всех госорганов, говорят, что в нынешнем бюджете средств на него не заложено. И в этой связи также не ясно, какое отношение к проекту имеет Setl City. Сейчас ее участие (оплату проектирования — прим. ред.) нам объясняют какими-то запутанными схемами: благотворительность, внебюджетное финансирование. Хорошо. А дальше как? Если компания планирует участвовать в строительстве, должен быть договор: вы нам за это деньги, а мы вам — что? Они что, получают половину апартаментов или балетных классов? Все это сейчас никак не объясняется. И впоследствии эти вопросы будут только нарастать!»

Александр Кононов отмечает, что, возможно, Академии танца с Setl City удалось бы склонить на свою сторону некоторых членов рабочей группы, если бы проект сохранения лицевого корпуса был выполнен добросовестно. А то, что предлагается сейчас — снести весь верх и половину капитальных стен нижних этажей, в том числе, фасадную дворовую — может свидетельствовать о планах застройщика впоследствии довести до саморазрушения все то, что останется. 

Кроме того, все корпуса Дома Басевича с точки зрения технического паспорта, градостроительного плана земельного участка и прочих документов являются одним зданием. И поэтому КГИОП должен принимать по ним единое решение о сохранении либо разрушении. 

Причины:

Академия танца Бориса Эйфмана и Setl City за счет своего проекта надеются существенно увеличить площадь дома. Сохранение исторического здания, являющегося одним из наиболее ярких образцов модерна в Петербурге, для них — препятствие, через которое они надеются перешагнуть. И ситуация фактического карантина, при которой запрещены любые митинги и пикетирования, им кажется наиболее благоприятной, чтобы продавить разрешение на снос.

Последствия:

К прошлому мартовскому заседанию рабочей группы по Дому Басевича ВООПИиК завершил независимое техническое обследование здания. Оно было выполнено сертифицированными экспертами на средства, в феврале-марте собранные путем пожертвований неравнодушных горожан. Обследование установило, что во всех 6 корпусах Дома Басевича имеются лишь 10 аварийных участков стен, из которых 8 находятся в верхнем этаже, много лет простаивающем без крыши. Площадь необходимой переборки или замены конструкций наружных стен здания составляет не более 3%. 

В случае, если КГИОП одобрит снос дворовых корпусов, данное обследование ляжет в основу искового заявления, которое градозащитники подадут в суд с требованием запретить разрушение здания на основании подложных документов об аварийности. Ситуация фактического карантина для этого не является препятствием, так как заявления принимаются в электронной форме, а обеспечительные меры — запрет на демонтажные работы — суд накладывает в течение суток после получения заявления.

«Теперь, когда у нас есть экспертиза технического состояния, которая станет фундаментальным документом для разбирательства, шансы на успех в суде есть. Но это должна понимать и городская власть: суд будет длиться долго, возможно, год. Какое бы решение не было принято, вторая сторона подаст апелляцию. Это еще время. А можно ведь найти разумный компромисс и без суда. Даже представители архитектурного сообщества на прошлом заседании рабочей группы говорили, что дворовые корпуса можно реконструировать, а не сносить», — резюмирует Александр Кононов.

MegaSmi