Петербург расширяет границы зон охраны культурного наследия, в пределах которых запрещен снос дореволюционных зданий и ограничено строительство новых. С соответствующей инициативой выступил губернатор, ее поддержали депутаты, спикер Вячеслав Макаров особо отметил необходимость «на годы вперед исключить саму возможность негативного воздействия на веками создававшиеся архитектурно-ландшафтные ансамбли». Между тем в самом центре города при полном бездействии городских властей множество исторических зданий прямо сейчас уродуют незаконными надстройками, а другие сносят на основе подложных документов о более поздних датах постройки.

В среду, 8 июля, Законодательное собрание утвердило в первом чтении законопроект губернатора Александра Беглова о расширении границ объединенных зон охраны объектов культурного наследия. Документом охраняемые территории, на которых запрещен снос исторических зданий и ограничена высотность новых, дополнительно расширяются в пределах Невского, Выборгского и Курортного районов. Кроме того, в закон «О границах объединенных зон охраны объектов культурного наследия» должно быть введено понятие «смежный уличный фронт», к которому будут относиться территории рядом с дореволюционными зданиями. Застройка в таких зонах должна осуществляться по принципу минимального влияния на исторически сложившуюся архитектурную среду. 

«Мы ни на один день не должны забывать, что от предыдущих поколений нам достался уникальный город-музей, архитектурный облик которого является одной из жемчужин мировой культуры…, — поддержал законопроект спикер Законодательного собрания Вячеслав Макаров. — Нам необходимо выстроить такую систему защиты исторического достояния Северной столицы, которая на годы вперед исключит саму возможность негативного воздействия на веками создававшиеся архитектурно-ландшафтные ансамбли». 

Признавая необходимость законопроекта, депутаты заявили о намерении еще больше усилить его градозащитную составляющую ко второму чтению. Так, руководитель фракции Партии роста Оксана Дмитриева констатировала, что исторические здания нужно защищать, в частности, от «уродующих элементов» — диссонирующих труб, козырьков, пробивки новых входов и т.д., а не только от сноса и незаконных надстроек.

Причины:

Тем временем сейчас у Смольного крайне неэффективно получается защищать исторические здания даже в тех зонах охраны, которые уже действуют. На карте «горячих точек» Петербурга значатся десятки исторических объектов, в отношении которых прямо сейчас совершаются противоправные действия: их либо незаконно надстраивают, либо на основании подложной документации добиваются права на снос.

В трехстах метрах от Мариинского дворца и Исаакиевской площади, на Гражданской улице, 15, осуществляется незаконная надстройка 4-м этажом доходного дома архитектора Л.Ф. Бульери. Это и соседнее здания занимает пространство Бертгольд-центр. В марте 2020 года ООО «Аспект-М» получило разрешение на реконструкцию здания дома №15 под гостиницу. Однако права на надстройку исторического 3-х этажного здания 4-м этажом город компании не предоставлял и в соответствии с законом предоставить не мог.

В Ковенском переулке собственник дома №20 самовольно надстроил его 4-м этажом. Здание было построено в 1883 году по проекту архитектора Василия фон Геккера. Незаконность надстройки установлена КГИОПом. С иском о возвращении зданию исторического облика в Дзержинский районный суд обратилась Служба строительного надзора. Однако практика показывает, что даже вступившие в силу решения о демонтаже незаконных самостроев в Петербурге не исполняются из-за безразличия и недостаточной эффективности работы службы судебных приставов.

Сразу два исторических объекта на Васильевском острове сейчас «терпят бедствие» из-за того, что ради возможности сноса были подвергнуты незаконному «омоложению». Так, на Малом проспекте Васильевского острова, 55, корпус 1, одноэтажному зданию 1890-х годов постройки изменили дату строительства на 1977-й. И на этом основании ООО «Маршал» получило право на его надстройку двумя этажами ради создания здесь развлекательного центра.

По соседству, на 20-й линии Васильевского острова, 19, группа Legenda намеревается снести здание манежа лейб-гвардии Финляндского полка 1854 года постройки ради строительствана его месте многоквартирного жилого комплекса. Ради этого год постройки здания был изменен на 1938-й. 

В обоих этих случаях, как и во многих других, КГИОП легко согласовывает разрушение исторических зданий, опираясь на заведомо — как для общественности, так и для себя — подложные документы о более поздних годах постройки. Фактически комитетом по такой схеме были уничтожены уже десятки старинных зданий в Петербурге.

Последствия:

В конце июня в Петербурге, наконец, начали возбуждать первые уголовные дела по факту уничтожения исторического наследия. Тогда дело по поручению главы федерального Следственного комитета Александра Бастрыкина было возбуждено по факту незаконно прорубленного дверного проема в фасаде здания придворно–прачечного дома (ул. Чайковского, 2/7), являющегося памятником архитектуры XVIII века. Дело возбуждено по ч. 1 ст. 243 УК РФ (уничтожение или повреждение памятника культуры). Данная дверь с набережной реки Фонтанки ведет в квартиру скандально-известного в Петербурге архитектора Евгения Герасимова. Квартиру после пробивки двери он выставил на продажу. Формально архитектору принадлежит объект площадью около 60 м2. Но, как сообщает «Деловой Петербург», общая площадь продающегося помещения достигает 620 м2 (по словам архитектора, это «конгломерат квартир»). Они занимают цокольный этаж, два полноценных этажа и террасу. За все 620 метров просят 210 млн рублей. После того, как разрушение фасада получило широкий резонанс в СМИ, выяснилось, что КГИОП согласовал пробивку не только дверного проема в квартиру Герасимова, но и еще трех — «для симметрии».

«Деловой Петербург» отмечает, что документы говорят о возможной личной материальной заинтересованности председателя КГИОП Сергея Макарова в том, чтобы изуродовать здание ради повышения стоимости выставленных на продажу объектов недвижимости. В 2010 году Макаров являлся соучредителем ТСЖ «Чайковского, 2/7» — этого самого здания с прорубленной дверью. Он фигурирует в числе соучредителей ТСЖ и в выписке из ЕГРЮЛ.

Если в эпизоде с придворно–прачечным домом следователям может оказаться несложно установить возможные личную материальную заинтересованность и потенциальную коррупционную связь между архитектором Герасимовым и председателем КГИОП Макаровым, во множестве случаев «омоложения» исторических зданий или их снятия с охраны на основании подложных экспертиз, выполненных запятнавшими свою репутацию экспертами, которые во многих случаях уже привели к утрате памятников архитектуры, доказать факты коррумпированности руководства КГИОПа будет сложнее. Однако очевидно, что они есть. И это еще должно стать предметом расследования Следственного комитета. 

MegaSmi