Комитет по охране памятников переступил черту, когда в сентябре в угоду застройщику скрыл от горожан заключение на снос Дома Басевича, а затем принял участие в договорном судебном процессе, имевшем целью узаконить разрушение памятника. «Мы сделаем из этого максимально скандальную историю. Здесь уже ничего не будет слишком», — обещает зампред ВООПИиКа Александр Кононов. В ближайшее время Борис Эйфман может попытаться уничтожить уникальный памятник эпохи модерна.

В понедельник, 11 января, пресс-служба судов Петербурга распространила информацию, что некий Дмитрий Куклин проиграл иск КГИОПу, в котором оспаривал положительное заключение от 30 сентября на соответствие режимам зон охраны эскизного проекта того, что на месте Дома Басевича хочет построить балетмейстер Борис Эйфман. Речь идет о документе, на основании подложного заключения об аварийности исторического здания на Большой Пушкарской улице, 7, разрешающем его снос.

Никакой Дмитрий Куклин никогда не состоял в сообществе активистов, защищающих Дом Басевича, не участвовал в их акциях. Более того, в суде он оспаривал заключение, которое КГИОП утаил от горожан — в нарушение закона комитет не опубликовал этот документ на своем сайте, до 11 января о его существовании было известно лишь председателю КГИОПа Сергею Макарова, Эйфману и Кунину. Которые в этом процессе действовали заодно и имели единственную цель — благодаря своей согласованной позиции намеренно проиграть иск, чем лишить градозащитников возможности оспорить поддельные документы об аварийности на основании настоящей экспертизы, установившей ремонтопригодность здания.

«Беспрецедентность этой вопиющей ситуации даже не в том, что КГИОП сыграл в договорняк с застройщиком, планирующим уничтожить историческое здание. А в том, что скрыл свое заключение от 30 сентября. По таким значимым объектам это было сделано впервые. Однажды они уже попадались на подобном и тогда сослались на техническую ошибку. Но не по такому громкому делу! — констатирует зампред петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кононов. — В этом случае свалить все на техническую ошибку не получится — все ходы у нас записаны! Мы ежедневно отсматриваем сайт КГИОПа и можем утверждать, что в установленные законом сроки данное заключение на сайте опубликовано не было. Было заключение по другому адресу 29 сентября, по другим адресам 1 октября. Между ними ничего не было. Выводы из этого прецедента мы, конечно, сделаем. А сейчас постараемся сделать из этого максимально скандальную историю. Здесь уже ничего не будет слишком!».

Причины:

Историческое здание на Большой Пушкарской улице, 7 — яркий образец стиля модерн Дом Басевича — а также соседний детский сад со сквером были переданы Академии танца Бориса Эйфмана в 2016 году. Предполагалось, что академия отремонтирует Дом Басевича и создаст в нем апартаменты для своих артистов. Вместо этого новый владелец предпочел несколько лет доводить здание до аварийности регулярными поджогами, а год назад объявил о планах полностью его снести. В ответ местные жители и градозащитники начали проводить регулярные акции протеста — народные сходы, пикеты, авто- и мотопробеги. 

В августе 2020 года «сносная комиссия» КГИОПа одобрила проект «реконструкции», предусматривающий снос всех 5 дворовых корпусов Дома Басевича и бОльшей части лицевого корпуса. Детский сад, закрытый 2 года назад, Академия танца также планирует снести. 

В июле на совещании, проходившем прямо у здания при участии представителей академии танца, главы Петроградского района Ивана Громова, председателя Комитета по культуре Константина Сухенко, зампреда Комитета имущественных отношений Александра Якушева, представителей Санкт-Петербургского отделения ВООПИиК, депутата ЗакСа Бориса Вишневского было принято решение организовать общественное обсуждение проекта сноса Дома Басевича и детского сада. Мероприятие должно было пройти в сентябре, уже были назначены дата и время. Однако за день до слушаний они были отменены под предлогом коронавируса.

Последствия:

«Демонтаж у нас бывает двух видов: либо это первый этап реконструкции, строительства, либо просто демонтаж без намерения на этом участке что-то делать. Второй вариант в нашем случае в юридические ворота никак не пролезает. Остается только реконструкция. В таком случае перед демонтажем необходимо разработать проект работ, получить разрешение на строительство в Госстройнадзоре, — объясняет Кононов. — Конечно, могут быть попытки действовать на гране фола. Не знаю, насколько они на это готовы. Пока они делают все для обеспечения себе юридической платформы — чтобы работать без ночных загонов во двор строительной техники. Но, конечно, стопроцентно об их планах я судить не могу — это рабочая гипотеза». 

В течение 4 месяцев Эйфману с Макаровым удавалось сохранять в тайне свою «спецоперацию» по «просуживанию» решения, открывающего возможность для сноса исторического здания. Поэтому новость о поражении некого Куклина в суде застала градозащитников врасплох. «В случае со зданием медсанчасти на Одоевского, 10 вся эта история заняла почти год. И еще не закончилась (столько времени потребовалось градозащитникам, чтобы в суде первой инстанции отменить распоряжение КГИОПа, отказывающего зданию в статусе памятника — прим. ред.), — говорит Кононов. — В конце января 2020 года КГИОП сделал первый шаг. И тоже был уверен, что все у них в шоколаде, а победа в кармане. Мучительно пришлось в течение года разворачивать ситуацию в обратную сторону. Сейчас придется все взвесить и подобрать ключ к этой новаторской истории в Домом Басевича». 

«Можно иметь разные точки зрения, считать, что для города благо — чтобы поскорее реконструировали этот корпус. Но идти по пути фальсификации и участия в договорных судебных процессах — это недостойно государственного органа», — резюмирует Александр Кононов. 

MegaSmi