Руководитель движения «Не всё равно» и глава Адмиралтейского районного отделения партии «Справедливая Россия» Владимир Каплюк на предстоящих ЗакСовских выборах намерен выдвинуть свою кандидатуру в 1-м округе. С Бездуховностями он поделился своей предвыборной программой. Она состоит из трех градозащитных пластов: немедленная бережная реконструкция заброшенных исторических зданий; исправление градостроительных ошибок и ужесточение ответственности за разрушение культурного наследия Санкт-Петербурга.

Владимир Каплюк:

Сейчас вместе с командой мы заканчиваем разработку дорожной карты, которой будем руководствоваться на протяжении всего следующего созыва. Наша программа имеет подчеркнуто градозащитный характер и распространяется исключительно на границы моего 1-го округа. То есть — Адмиралтейский район (также в округ входят три муниципалитеты Кировского и Центрального районов). Программу можно разделить на три пласта. Первый касается первоочередных, неотложных задач, для незамедлительного решения которых я приложу максимальное количество усилий. А именно — заброшенные исторические здания, памятники архитектуры, ремонт которых «завис» или даже вообще еще не запланирован.

Сохранение и срочный ремонт заброшенных зданий

Давайте начнем по пунктам. Прежде всего, речь идет о легендарном доме Лялевича на улице Розенштейна, 39. Это уникальный памятник эпохи модерна, который вопреки здравому смыслу КГИОП отказывается признавать объектом культурного наследия. Здание имеет 4 флигеля. Один из них, который занимает общежитие для мигрантов, находится в отличном состоянии — он ухожен, покрашен, на его территории работает охрана. К сожалению, остальные 3 корпуса, в том числе два лицевых, уже 12 лет как расселены и заброшены. Городские власти неоднократно делали поползновения к сносу этого памятника, но всякий раз общественности удавалось дать по рукам наглым чиновникам. Сейчас здание заброшено и открыто для гастарбайтеров. Наши последние инспекции в январе и феврале показали, что нелегалы живут в нем даже в 20-градусные морозы. Дом Лялевича как можно скорее должен быть бережно отремонтирован и возвращен в жилой фонд. Оптимально для этого подходит программа «Молодежи — доступное жилье».

Не менее срочная задача, которую, если повезет, мы успеем решить еще до выборов — спасение многострадального Дома Шагина на набережной Фонтанки, 145. Это здание является памятником архитектуры XVIII века. Несмотря на это, в 2012 году абсолютно незаконно были снесены оба его дворовых корпуса. Сейчас от памятника архитектуры остается лицевой корпус. Однако и на него инвестор с КГИОПом уже замахнулись своими волосатыми лапами. В 2019 году комитет по охране памятников согласовал исключение из предмета охраны брандмауэрных стен и дворового фасада этого корпуса. То есть в рамках «реконструкции» чиновники разрешают практически полностью доломать памятник, сохранив лишь его лицевой фасад. Мы обязаны сделать все от нас зависящее, чтобы не допустить дальнейшего разрушения здания!

Есть несколько адресов, по которым уже запланированный ремонт «подвисает». Здания тем временем ветшают и могут не дождаться своих спасителей. Тревогу вызывает состояние Дома Фокина на Мясной улице, 3 (на Пряжке). Это здание также признано памятником архитектуры первой половины XIX века. В 2019 году, спустя 13 лет после расселения, наконец появился проект реконструкции дома. К сожалению, как обычно, не обошлось без сносов — КГИОП разрешает разрушить исторический 4-х этажный дворовый корпус. Под предлогом аварийности, а на самом деле — просто потому, что он внутридворовый, то есть самый незащищенный. «С улицы сноса не видно, значит, все нормально», — считают наши горе-чиновники. После реконструкции здесь должен разместиться Центр социальной реабилитации инвалидов и детей-инвалидов. Будущие работы включены в адресно-инвестиционную программу, рассчитанную до 2023 года. Однако здание требует скорейшей реконструкции, при этом с сохранением всех корпусов, а не выборочно.

Такая же тревожная ситуация у нас с другим объектом культурного наследия — Сельдяным рядом Никольского рынка в Щепяном переулке, 4–6. Еще два года назад было решено разместить здесь библиотеку для слепых и слабовидящих. Комитетом по строительству был заключен контракт только лишь на разработку проектной документации на приспособление здания. Два года прошло, не сделано ничего, контракт сейчас расторгают. Скорее, товарищи, с такими темпами памятник архитектуры не дождется, пока вы раскачаетесь на реконструкцию!

В более хорошем состоянии ремонта ожидают исторический доходный дом на углу Старо-Петергофского проспекта и набережной Обводного канала и дом Чанжина на углу Прядильного переулка и набережной реки Фонтанки. Последний признан объектом культурного наследия. Первое здание еще 4 года назад обещали реконструировать по программе «Молодежи — доступное жилье». Дом Чанжина 3 года назад решили передать Гидрометеорологическому университету. Время идет, здания стоят с заколоченными окнами, расселенные (в первом, правда, нелегально проживают гастарбайтеры).

Снос зданий, являющихся градостроительными ошибками

Второй пласт нашей дорожной карты — это работа над градостроительными ошибками диких времен правления Валентины Матвиенко. Тогда бульдозеры крушили историческое наследие Петербурга на каждом углу, иногда под снос шли целые кварталы. На Невском, обезображенном теперь «Стокманном»; на Шкапина, где сейчас ремонтируют несколько сохранившихся зданий из целого квартала, снесенного этим безумным губернатором.

Подробную карту тех уродств, которые должны быть демонтированы ради восстановления баланса в ансамблях Адмиралтейского района, пока мы не составляли. Речь здесь только по нашей территории идет о десятках объектов! Однако самые яркие примеры у всех на слуху. Прежде всего, конечно, мы говорим об ужасном здании «Статский советник» на Пионерской площади — Гороховая улица, 70; торчащей по соседству с Исаакиевским собором гостиницы на Почтамтской, 4; Второй сцене Мариинского театра на улице Декабристов, 34.

Я очень надеюсь, что уже в следующем созыве Законодательного собрания мы разработаем действенный механизм исправления этих ошибок. По всей видимости, речь будет идти о принудительном выкупе зданий-уродов для их последующего безотлагательного демонтажа.

Суровое и неотвратимое наказание для разрушителей Петербурга

Наконец, третий пласт нашей программы. Он вытекает из второго и завершает нашу программу-максимум. А именно — суровое и неотвратимое наказание для людей (их принято называть «инвесторами», «застройщиками», но мы должны сделать так, чтобы их называли только «преступниками»), намеренно разрушающих исторические здания и панорамы Санкт-Петербурга. 

По действующему законодательству максимальное наказание за разрушением объекта культурного наследия предусмотрено в виде лишения свободы сроком до 6 лет. Однако речь здесь идет об «уничтожении или повреждении особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации, включенных в Список всемирного наследия, историко-культурных заповедников или музеев-заповедников…». Это статья 243 УК РФ. На практике в нашем случае она не применима.

В городе сплошь и рядом до состояния необратимой аварийности намеренно доводят уникальные памятники архитектуры (самые яркие тому примеры — Дом Басевича, который надеется практически до основания разрушить Академия танца Бориса Эйфмана; Дом Черкасского на Университетской набережной; недавно проинспектированный нами Дом Степанова на Константина Заслонова). Их жгут, отдают на разграбление мародерам и вандалам, снимают крышу, чтобы стены скорее разрушились. Всему этом городские власти либо напрямую потворствуют, либо для вида штрафуют на смехотворные суммы. 

Здесь наша позиция однозначна: такие объекты должны изыматься у собственников без всякой компенсации! Происходить это должно оперативно. Несколько месяцев планомерного доведения до аварийности — изъятие. Существенный ущерб зданию — обязание через суд по восстановлению (без возвращения права собственности), уклонение от восстановления — уголовная ответственность!

Также нередки случаи намеренного уничтожения исторических зданий. Только за последние два месяцы незаконно были снесены исторический корпус на Воронежской улице, 45 (снос произошел во время судебного разбирательства, в ходе которого жители намеревались спасти здание, и при действующих обеспечительных мерах); Гаванские бани, разрушенные без всякой разрешительной на то документации при активном сопротивлении местных жителей. В моем округе под новый 2020-й год совершенно наглым образом на глазах жителей и градозащитников был преднамеренно разрушен фасад здания фабрики «Нево-Табак» на Бронницкой улице.

В таких случаях нам потребуется выходить с федеральной законодательной инициативой об ужесточении уголовной ответственности. Потому что за незаконное преднамеренное уничтожение исторических зданий — вне зависимости от наличия у них статуса объекта культурного наследия — безоговорочно должна наступать не административная, как сейчас, а уголовная ответственность! Причем не только у «заказчиков» — так называемых инвесторов, которые должны идти под суд — но и исполнителей. Направил бульдозер на памятник архитектуры и надеешься оправдаться тем, что выполнял приказ? Не получится! Наш градозащитный Нюрнбергский трибунал будет ждать каждого!

MegaSmi