Партия «Родина» потратила прошлую неделю на оправдания за выдвижение в ГосДуму по 213-му округу Евгения Марченко судимого за злоупотребление должностными полномочиями Андрея Шпиленко. В середине июля его появление в партсписке спровоцировало федеральный скандал. Оправдываясь, Шпиленко утверждал, что получил судимость, выполняя долг русского офицера, и что гордится ею и считает своей наградой. По факту выяснилось, что осужден он был за то, что в бытность командиром роты подчиненные ему солдаты были пойманы за работой на соседнем заводе, куда, по всей видимости, могли быть «сданы в аренду».

Всю прошлую неделю федеральное руководство «Родины» в лице ее председателя Алексея Журавлева и непосредственный «виновник торжества» Андрей Шпиленко взахлеб рассказывали малоизвестным, но очень многочисленным информационным сайтам из пула Евгения Пригожина о том, как они гордятся судимостью своего кандидата, и как будут мстить «наемным чернушникам», посмевшим рассказать о его уголовном прошлом.

«Пусть наемные «чернушники» не сомневаются — мы так этого дела не оставим. И будем защищать честь и достоинство партии и ее соратников всеми возможными способами, сообразно обстоятельствам. Все, кто ранее уже пытался навредить «Родине», знают, что делать это выходит себе дороже», — обещал Алексей Журавлев.

Руководство партии возмутило, что журналисты посмели обратить внимание на судимость Андрея Шпиленко, выдвинутого в 213-м ГосДумовском одномандатном округе, где вновь переизбирается действующий депутат Евгений Марченко. Шпиленко был осужден в 2000 году по ч.1 ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями». А именно — за использование своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности. В те времена Шпиленко служил в вооруженных силах, являлся командиром роты обеспечения учебного процесса.

Шпиленко тут же поспешил выставить себя жертвой обстоятельств. В его трактовке судимость непостижимым образом нашла объяснения такими высокопарными мотивами как «долг русского офицера», «награда за самоотверженную службу» и т.д. Практически был осужден за то, что бросился на амбразуру. По словам Шпиленко, он договорился с располагавшимся по соседству с его частью авторемонтным заводом, что тот будет поставлять в роту запчасти для парка автомобилей военных, которые они в силу нищеты армии в те годы не могли обслуживать самостоятельно, а за это подчиненные ему солдаты будут бесплатно работать на заводе («подразделение будет помогать с ремонтом»). 

«Несмотря на то, что все выходы его бойцов были согласованы со старшими командирами, во время возвращения с завода их все равно остановил патруль. По словам Шпиленко, патрульные требовали «подарить» им бочку с краской в обмен на «молчание» о задержании, в противном случае, они угрожали доложить в прокуратуру. Шпиленко отказался от подобных неуставных «обменов», из-за чего против него и возбудили уголовное дело», — тактично резюмирует журналист издания «Электронная газета.рус».

Сам Шпиленко даже несмотря на несправедливость продолжил службу Родине, совмещаемую с халтурой на автозаводе: «Естественно, я после этого продолжал служить, но для меня это стало судьбоносным моментом. Я понял, что намеренно выбиваются лучшие офицеры из вооруженных сил и по истечении 5 лет я написал рапорт об увольнении».

Причины:

Если убрать из версии Андрея Шпиленко весь его былинный эпос, получится, что он, будучи командиром роты, отправлял подчиненных себе солдат батрачить на заводе, располагавшемся за забором. Это продолжалось на протяжении определенного времени, пока возвращавшихся срочников не задержал патруль. Именно это было установлено судом. Как указано выше, статья, по которой осужден Шпиленко, предполагает использование осужденным своих служебных полномочий вопреки интересам службы из корыстной или иной личной заинтересованности. Мифические «бочки краски», неожиданно понадобившиеся патрулю среди ночи, и запчасти, которые якобы передавали руководствовавшемуся исключительно патриотическими порывами Шпиленко — это уже его версия, судом никак не подтвержденная.

Кандидат «Родины» в своих рассказах жалуется на бедность вооруженных сил в те годы, отсутствие средств не только на содержание техники, но и на выплаты зарплаты. Хотя в действительности после избрания Владимира Путина зарплаты офицерам подняли и платить начали регулярно. Тем не менее, в целом те годы для военных еще оставались голодными. И командиры повсеместно сдавали своих солдат «в аренду». Кто-то из срочников по приказу начальства на безвозмездной основе строил дачи генералам, а кого-то командиры отправляли работать на заводах. За что эти самые командиры могли получать и запчасти для своих автомобилей, и борзых щенков, и даже самые обычные деньги. Так что если вооруженные силы в целом существовали впроголодь, то некоторые особо предприимчивые командиры рот могли жить вполне сыто.

Более того, поскольку «сдача срочников в аренду» в те годы в армии была повсеместной, военная прокуратура смотрела на эту практику сквозь пальцы. Сейчас, возможно, достаточно попасться на этом и один раз, чтобы оказаться под трибуналом. Но в те времена нужно было «особо отличиться», чтобы стать фигурантом уголовного дела.

Последствия:

Выбор Андреем Шпиленко округа для выдвижения выглядит довольно странно. Кандидат не имеет отношения к Выборгскому и Калининскому районам, в границах которых находится 213-й округ, уже 10 лет занимает малопонятную избирателям должность директора Ассоциации кластеров и технопарков. А до этого, кстати, согласно официальной биографии работал «заместителем руководителя аппарата Депутатского объединения Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации фракции «Единая Россия». Учитывая, что никаких «депутатских объединений» тогда в ГосДуме не было, а были фракции, возможно, послужной список Шпиленко — потемки не только для его потенциальных избирателей, но и для него самого.

Учитывая скандальность биографии кандидата, он практически не имеет шансов на избрание на чужой территории. В 213-м округе сильны позиции действующего депутата от «Единой России» Евгения Марченко, пользующегося поддержкой жителей. В отличие от Шпиленко, ни с того ни с сего появившегося на территории за 2 месяца до выборов, Марченко ведет свою избирательную кампанию с первого дня после выборов 2016 года — осуществляет прием, взаимодействует с населением по всем острым проблемам, находится в тесном контакте с муниципалами. Изменить расклад сил на его округе за 2 месяца практически невозможно. 

Если бы «Родина», вероятность попадания в ГосДуму которой и так невысока, непременно хотела избрать Шпиленко депутатом, ей следовало выставить его в составе федеральной части списка или во главе региональной группы. Поскольку в партии этого не сделали, вероятно, перспективы Шпиленко ее волнуют не слишком сильно, а самого кандидата могут рассматривать лишь с точки зрения возможности «хайпануть» за счет его уголовного прошлого.

MegaSmi