Санкт-Петербургский городской суд полностью поддержал Евгения Марченко в том, что он является автором законов «О тишине» и о повышении штрафов за загрязнение водоемов. Заявление о снятии его с выборов на уходящей неделе подал его оппонент от партии «Гражданская платформа». Истцу было отказано во всех его требованиях, а в ходе процесса стало понятно, что оппонент Марченко злоупотребляет правом и превращает суд в балаган.

В пятницу, 10 сентября, Горсуд отклонил исковое заявление кандидата в ГосДуму по 213-му Северному округу о снятии действующего депутата, кандидата от «Единой России» Евгения Марченко. Основанием для иска стала попытка путем искажения находящихся в открытом доступе сведений доказать, что Марченко не является автором законопроекта о внесении изменений в Жилищный кодекс (в части установления обязательств по соблюдению прав соседей в многоквартирных домах) № 963432-7 (так называемый «Закон о тишине»), а также уже принятого Федерального Закона от 15.04.2019 N 57-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», в результате которых были существенно увеличены штрафы за загрязнение водоемов.

«Доводы нашего процессуального оппонента можно разделить на две части. Первая — это правовая. Она связана с пониманием и толкованием смысла норм закона — юридическая часть, — рассказывает Бездуховностям о судебном процессе адвокат Евгения Марченко Владимир Максименко. —  И фактическая. Она связана с восприятием и интерпретированием фактов, которые существуют объективно. В первой части у оппонента очень странная позиция. Норма, о которой мы говорим, носит императивный характер, прямого указания закона. Невозможно усмотреть из текста тех норм что-либо иное, кроме написанного. Применяется прямое толкование закона. То есть означает именно то, что имел ввиду законодавець. Например, что проекты законов не являются объектом авторского права и соответственно, интеллектуальной собственности. То есть закон не защищает права лиц, которые эти документы путем своего интеллектуального труда создали. В отличие от произведения художественного. Нельзя взять и присвоить себе отрывок и “Мертвых душ”, например. В этом и заключается охрана авторских прав. Но это не означает, что нельзя называть себя автором закона, если ты действительно являешься его автором. И мне пришлось в процессе ссылаться на словарь Ожегова, чтобы уточнить значение слова автор в его общеупотребительном смысле. Там указано, что автор — это создатель произведения. Прокурор с нами согласился».

Несмотря на это, истец в своем заявлении сделал прямо противоположные выводы.

«Здравый смысл подсказывает нам иной вывод, нежели тот, который делает наш оппонент. Я мог бы согласиться, что любой человек имеет право на иной вывод. Особенно если мы говорим о тонкостях толкования норм закона. Система восприятия у каждого человека своя. Но есть вторая часть, — продолжает Максименко. — Мы говорим о том, что есть опубликованные в общем доступе данные, связанные с указанием фамилии моего доверителя в качестве участника, разработчика и — теперь не побоюсь этого слова — автора законопроекта в одном случае — “Закон о тишине”, — и принятого закона во втором случае — увеличения штрафов за загрязнение водоемов. Эти данные есть в открытых источниках. Мы сослались на те же документы, нормы законов, которыми оперировал истец. Здесь усматривается, истец исказил сведения, на которые сам же ссылается. Фамилия моего доверителя указывается в качестве разработчика, фамилия указана как автора поправок, и даже при этом истец утверждает, что при наличии таких сведений мой доверить не имел право указывать, что имеет отношение к этим законопроекту и закону. Здесь у меня только одно объяснение. Интерпретируя однозначные факты с отрицательным знаком, отрицая очевидность, укладывая эти доводы в основу искового заявления, — у меня сложилось однозначное мнение, — что истец злоупотребляет правом на судебную защиту. Подает иск не с целью защитить якобы нарушенные права, а с  целью нанести вред другому лицу. Это и есть злоупотребление правом».

Причины:

Владимир Максименко предполагает, что появление иска может быть обусловлено попыткой получить бесплатный пиар за счет известности Марченко, являющегося не только действующим депутатом ГосДумы от «Единой России», но и безусловным фаворитом на нынешних выборах в 213 округе. 

«Есть еще одно уже не юридическое соображение. Позволю себе применить здравый смысл и предположить, что эти действия были предприняты истцом, чтобы получить бесплатный пиар. Теперь после процесса могу предполагать такую возможность. Либо наши оппоненты свято верят в то, что пишут. Может быть, у них такое восприятие действительности. Тогда оставлю это без комментариев. Но нельзя игнорировать открытые данные, очевидные, внесенные в Интернет. Нельзя эту очевидность игнорировать. Значит, здесь есть злонамеренный умысел», — резюмирует Максименко.

Последствия:

На протяжении всей избирательной кампании конкуренты от других партий писали на Евгения Марченко жалобы в избирательные комиссии, а теперь попытались получить пиар в суде. Тем временем избирательная кампания уже вышла на финишную прямую. В нынешней ситуации можно уверенно утверждать, что у Евгения Марченко как не было, так и не появилось сколько-нибудь серьезных конкурентов в 213-м округе и, учитывая его популярность на территории, никто не сможет оспорить у него победу на приближающихся выборах.

MegaSmi