Серия однотипных ложных сообщений о нарушениях на выборах, якобы происходивших в Адмиралтейском районе, была вскрыта после начала проверки избиркомами поступивших жалоб. В период голосования вымышленные граждане с вымышленных электронных адресов сообщали, что, стоя в очереди за бюллетенями, становились свидетелями, как неизвестные им граждане обнаруживали, что за них кто-то уже расписался в получении бюллетеней. Часть из этих обращений впоследствии попала в «письмо сорока» — открытого письма в ЦИК о нарушениях в Адмиралтейском районе, подписанного 19 избирателями (для ровного счета в новостных сообщениях округленных до «около 40»). Собеседники Бездуховностей предполагают, что в действительности за искусственным нагнетанием негативного фона в Адмиралтейском районе могут стоять просмольнинские структуры, с помощью шлейфа фальсификаций стремящиеся ослабить в ГосДуме позиции «нежелательного» депутата Сергея Соловьева.

Позиционные бои между вновь избранным депутатом ГосДумы Сергеем Соловьевым и условным Смольным с новой силой возобновились спустя 2 недели после выборов. Бывший вице-спикер, не являющийся членом команды Александра Беглова и не пользующийся его доверием, не нужен был губернатору в новом созыве ЗакСа. А потому еще зимой в городском правительстве, занятом исключительно ЗакСовскими выборами и не способном разрываться на две кампании (что продемонстрировало поражение в 214-м округе Елены Раховой, которую под конец кампании чуть ли не открыто поддерживал Беглов), спокойно восприняли сценарий, по которому Соловьев должен был в сентябре уйти в ГосДуму. Так и произошло.

Теперь выборы постепенно начали оставаться за кормой крейсера Александра Бельского. И, пока еще не поздно, в Смольном могли попытаться «на будущее» ослабить позиции малоприятного чиновникам Сергея Соловьева.

Так, при активном участии секретаря Генсовета «Единой России» Андрея Турчака накануне последний вакантный ЗакСовский мандат, появившийся после ухода в Совет Федерации Андрея Кутепова, был передан проигравшему выборы руководителю исполкома петербургского ЕдРа Владимиру Носову, а не главе администрации МО Васильевский Дмитрию Иванову. Самыми разнообразными методами и приемами последнему Соловьев сумел обеспечить почти проходное место в 4-й терргруппе. Иванов был первым в очереди на получение мандата и должен был стать депутатом после традиционного ухода в СовФед Кутепова. Однако партия своим решением через голову и Иванова, и еще 10 кандидатов, получивших более высокие результаты, передала мандат именно Носову.

Еще одним злоключением Соловьева стало «письмо сорока» — 19 избирателей (до «около сорока» их округлили в новостях), на прошлой неделе с открытым письмом обратившихся в ЦИК, Горизбирком и к омбудсмену по факту нарушений, которым стали свидетелями в дни голосования. В основном речь в письме идет о «задвойках» — случаях, когда граждане приходили на участки и обнаруживали, что неизвестные расписывались в книгах избирателей в их строчках и получали бюллетени, как будто они уже проголосовали. Инициированная проверка действительно уже подтвердила один такой факт: бабушка, придя на участок, обнаружила, что кто-то, вероятно, по ошибке, от имени ее внука подписался за получение бюллетеней. Бабушка позвонила внуку и дочке, они собрались на участке и подали жалобу. А затем каждый из них подписался под «письмом сорока». То есть три из 19 подписей в нем касались одного и того же случая.

Некоторые «нарушения» еще на участках оборачивались обычным недоразумением. Так, на 1-м УИКе избирательница по ошибке поставила подпись в графе своей соседки. Та, придя на участок, стала грешить на вбросы и уже намеревалась писать жалобу. Но, сопоставив списки избирателей по ГосДуме и ЗакСу, наблюдатели предположили, что подпись могла появиться случайно — один из списков был заполнен верно, строчкой выше в получении собственного бюллетеня расписалась соседка избирательницы, а во втором списке она промахнулась строчкой и поставила подпись в чужой клеточке. В результате дамы созвонились, убедились, что злого умысла в этой истории не было, после чего инцидент был исчерпан.

Странный случай произошел на УИК 37, где избирательница Селена была очень возмущена, что в списках она числится как Елена, написала кучу жалоб во все возможные инстанции и отказалась голосовать по дополнительным спискам. Однако проверка показала, что Селена не так давно действительно была Еленой, сменила имя и поменяла паспорт.

Однако кроме подтвержденных случаев проверка вскрыла и весьма странный пласт жалоб: незарегистрированные в качестве избирателей в Адмиралтейском районе (а по факту, возможно, выдуманные) граждане письмами на электронную почту жаловались, что, стоя в очереди за бюллетенями, слышали, как кто-то в голове этой самой очереди жаловался, что за него уже расписались в получении бюллетеней.

На УИК 33 два избирателя написали заявления о том, что наши в списках поддельные подписи напротив фамилий их родственников, проживающих в других городах, не оставив никаких данных ни о себе, ни о родственниках.

«Я пошел голосовать на свой УИК 18 города Санкт-Петербурга. Передо мной девушка, получающая бюллетень, обнаружила, что за нее уже кто-то подписался в книге избирателей… Просьба разобраться… Есть вероятность, что это не единственный подобный случай», — просит Александр Тушалиев. «Пришла на участок 15, чтобы проголосовать, и увидела, что в списках проголосовавших есть моя дочь, которая находится в Китае. Дочь не голосовала — требую провести проверку», — требует Александра Миронова. «На участке номер 11 в Адмиралтейском районе семья, голосующая передо мной, обнаружила, что за них уже проголосовали. Якобы они участвовали в надомном голосовании», — делится Илья Глазунов. «Я стал свидетелем скандала: в Петербурге на УИК 11 Адмиралтейского района семья пришла голосовать и выяснила, что кто-то уже сделал это за нее. За этих людей уже кто-то поставил подписи и получил бюллетени. Прошу провести проверку. Есть вероятность и других нарушений», — уверен Алексей Ершов.

Беда в том, что ни Александр Тушалиев, ни Александра Миронова, ни Илья Глазунов, ни Алексей Ершов в списках избирателей этих комиссий не значатся. Что уже наталкивает на подозрение — не ясно, зачем они стояли в очередях на получение бюллетеней, если никакие бюллетени им в этих УИКах выданы быть не могли. Более того, попытки ответить на их электронные жалобы оказываются тщетны, поскольку указанных ими электронных адресов не существует. Не говоря уже о возможности разобраться по существу в жалобах, в которых не указано ни одной фамилии якобы ставших жертвами нарушений избирателей.

Причины:

Адмиралтейский район является флагманской территорией Сергея Соловьева. Именно здесь он на каждых выборах «кует свою победу». На этот раз его ГосДумовский округ включал в себя территории 4-х центральных районов, однако Адмиралтейский остался его базой.

Сопряжение Сергея Соловьева с Адмиралтейским районом могло стать причиной, по которой последний в публичной плоскости был преподнесен как территория с наибольшим количеством нарушений. В том числе с помощью весьма сомнительных с точки зрения достоверности жалоб. Смольный не доверяет Соловьеву, опасается, что в ГосДуме они будут блокироваться с Вячеславом Макаровым, который отнюдь не собирается сдаваться в борьбе за влияние на органы исполнительной власти города. А потому хочет превентивно ослабить экс-вице-спикера, создать ему ореол фальсификатора, попавшего в федеральный парламент исключительно благодаря фальсификациям.

Последствия:

Выборные скандалы постепенно заканчиваются, и волна жалоб, в том числе от вымышленных избирателей, в обозримой перспективе напрямую способна навредить лишь руководителям избиркомов, которых и сделают козлами отпущения. Впрочем, сами они объясняют допущенные ошибки усталостью от трехдневного голосования, а также трудностью работы в условиях повсеместных экранов, отделяющих их от избирателей и затрудняющих проверку паспортов и корректность заполнения избирателями данных.

MegaSmi