КГИОП отказал в рассмотрении заявления археолога Петра Сорокина о признании объектом культурного наследия крепости Ландскрона на Охтинском мысу. Тем самым председатель комитета Сергей Макаров фактически противопоставил себя Владимиру Путину, распорядившемуся создать здесь археологический парк. По заявлению градозащитников суд отменил распоряжение КГИОПа. Что может быть расценено как последний гвоздь в крышку гроба Макарова.

В четверг, 18 ноября, Куйбышевский районный суд удовлетворил иск градозащитников об обязании Комитета по охране памятников повторно рассмотреть заявление археолога Петра Сорокина о признании объектом культурного наследия «Оборонительных рвов и основания башни крепости Ландскрона» на Охтинском мысу. Речь идет, в частности, об участках культурного слоя неолита и раннего металла V-II тыс. до н. э. и грунтового могильника XVI-XVII вв. Заявление было подано практически день-в-день год назад, однако комитет тогда отказался его рассматривать.

Суд постановил признать незаконным бездействие КГИОПа в части нерассмотрения вышеуказанного заявления; признать незаконным бездействие КГИОПа в части неорганизации проведения работ по выявлению и государственному учету объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия; обязать КГИОП устранить допущенное нарушение путем рассмотрения заявления в течение трех рабочих дней со дня вступления решения в законную силу.

В исковом заявлении градозащитники также просили суд обязать КГИОП признать памятник объектом культурного наследия. Несмотря на то, что этот пункт удовлетворен не был, решение суда все равно поставило КГИОП в безвыходное положение. 

«В требовании напрямую обязать КГИОП включить Ландскрону в перечень выявленных объектов культурного наследия суд отказал. Подождем мотивировку, но допускаю, что суд посчитал, что такой способ восстановления нарушенного права вторгается в компетенцию КГИОП как органа исполнительной власти. Это распространенная позиция, хотя я с ней и не согласен (как тогда вообще можно заставить орган публичной власти исполнить какую-то свою обязанность, если он этого не хочет?). Почему это цугцванг для КГИОПа? Потому что п. 11 ст. 45.1, п. 16 ст. 16.1 73-ФЗ, а равно п. 3.4 Положения о КГИОПе в принципе не допускают возможности отказа в выявлении объекта археологического наследия на основании заявления археолога — держателя открытого листа. Таким археологом и является первооткрыватель «Петербургской Трои» П.Е. Сорокин, который лучше чиновников КГИОПа знает, что на Охтинском мысу охранять, а что нет. «Рассмотреть заявление в порядке, предусмотренном п. 11 ст. 45.1, п. 16 ст. 16.1» — это и значит включить Ландскрону в перечень выявленных объектов культурного наследия», — констатирует один из основных истцов по делу, юрист Павел Шапчиц.

Причины:

Создания археологического музея на Охтинском мысу, где с начала XVII и до 1703 года располагалась шведская крепость Ниеншанц, а до этого в 1300 году была построена крепость Ландскрона, добивается президент Владимир Путин. Еще в декабре 2020 года он поручил «Газпрому», являющемуся владельцем участка, Смольному и  Министерству культуры в срок до 1 мая 2021 года рассмотреть вопрос о создании на мысу музея. Проигнорировав все предложения градозащитников, Смольный с «Газпромом» снова начали лоббировать идею строительства здесь бизнес-центра с комнатой-музеем, которую пытались выдать за археологический парк. После этого президент продлил рассмотрение данного вопроса до 1 декабря.

Последствия:

Отказываясь признавать Ландскрону объектом культурного наследия, председатель КГИОПа Сергей Макаров ставит себя выше не только закона, но и президента Владимира Путина. Позиции чиновника сейчас слишком шатки — настроенный против него губернатор Александр Беглова имеет отличные возможность и повод избавиться от него, — чтобы устоять перед ударами, подобными сегодняшнему решению суда. Можно ожидать, что в скором времени Макаров будет отправлен в отставку.

MegaSmi