ГосДума в авральном режиме принимает пролежавший два года без дела законопроект об увеличении общефедеральной части избирательных списков партий. Спикер Вячеслав Володин говорит о повышении устойчивости парламентской оппозиции. В действительности законопроект угрожает свести на нет региональные кампании этих партий. Например, если бы на выборах 2016 года представители бизнеса выкупили все места в первой двадцатке «Справедливой России», ни один списочный эсер-регионал в федеральный парламент бы не прошел.

Во вторник, 23 марта, ГосДума рассматривает в первом чтении законопроект об увеличении общефедеральной части избирательных списков политических партий. Сейчас она ограничена 10 кандидатами. То есть, если партия по итогам выборов в ГосДуму преодолевает 5-процентный барьер, то, в зависимости от полученных ею результатов, сначала мандаты будут получать кандидаты из этой десятки. Партия может выставить «не более 10 кандидатов» в общефедеральной части. Может — менее. Если все общефедеральные кандидаты уже омандачены, а проходные места у партии еще остаются, начинается распределение мандатов среди кандидатов из списков региональных групп. 

На ГосДумовских выборах 2016 года из прошедших в парламент партий худший результат показала «Справедливая Россия». Она набрала 6,2%, что стало эквивалентно 16 списочным мандатам на всю страну. Еще 7 мест она получила в одномандатных округах. ЛДПР в общей сложности тогда получила 40 мандатов, КПРФ — 43.

Весной 2019 года 4 депутата от ЛДПР написали законопроект, в котором предложили увеличить общефедеральную часть списка с «не менее 10» до «не менее 20» кандидатов. В сентябре того же года правительство подготовило отрицательный отзыв на данную инициативу, указав на то, что Россия — государство с федеративным устройством, и будет неправильно, если мандаты преодолевающих порог прохождения партий будут распределяться исключительно между кандидатами из федерального списка, а регионы не будут получать ничего. Затем полтора года с законопроектом не происходило вообще никаких существенных событий, как вдруг 9 марта 2021 года выяснилось, что он актуален, своевременен и требует срочного утверждения к нынешним выборам.  

В тот день инициативу начал публично расхваливать спикер ГосДумы Вячеслав Володин. «Это укладывается в тренд усиления роли «большой четверки» (нынешнего состава парламентских партий — прим. ред.)», — говорил он. 17 марта законопроект одобрил Комитет ГосДумы по контролю и регламенту. Правда, рекомендовал увеличивать федеральную часть не до 20, а до 15 кандидатов. 22 марта решение вынести документ на рассмотрение всего парламента принял Совет ГосДумы. 23 марта проходит первое чтение.

Причины:

Вячеслав Володин утверждает, что увеличение федеральной части выгодно партиям нынешней парламентской оппозиции. В действительности именно их он вводит в такие соблазны, которые угрожают похоронить их избирательные кампании. Зато дает дополнительные механизмы «Единой России» и Администрации президента.

Для партии власти увеличение федеральной части выгодно тем, что она сможет обеспечить несколько гарантированно проходных мест кандидатам, которые рискуют не избраться по региональным спискам. Эти риски могут быть связаны с высокими оппозиционными настроениями. Например, в 2016 году от Петербурга в ГосДуму по списку прошли только два единоросса — Сергей Боярский и Юрий Петров. Тогда партия получила в городе более 40% голосов. На этот раз такой результат повторить ей, скорее всего, не удастся. И количество проходных мест в здешнем списке может сократиться до одного. Также высокие риски поражения могут быть у заведомо неизбираемых, но очень нужных в ГосДуме кандидатов-единороссов. Чтобы не портить их антирейтингами результаты партии в том или ином регионе, их можно рассовать по последним, но от этого не перестающим быть проходными, местам в федеральном списке. Дочитывать его до конца избиратели, очевидно, не будут.  

Для Администрации президента выгода от удлиненного федерального списка может заключаться в том, что в регионах удастся избежать ненужного раскачивания ситуации местными бизнесменами. Которые могут брать на себя финансирование кампаний непарламентских партий, рассчитывая обеспечить им высокие результаты в своей области и пройти в ГосДуму во главе регионального партсписка. 

Например, с прошлого года активно продвигалась теория, что в администрации решили пропустить в федеральный парламент партии «Новые люди» и «За правду!» (на данный момент последняя уже растворилась в «Справедливой России»). Доверчивые региональные бизнесмены средней руки тут и там готовились вкладываться в избирательные кампании, например, «Новых людей». С тем, чтобы занять первое место в их региональных списках и попытаться получить ГосДумовский мандат. Напрасные надежды изголодавшихся по выборам предпринимателей угрожали локальными дестабилизациями электорального ландшафта. Теперь такие риски будут сведены на нет. Поскольку наиболее обеспеченные — по меркам «Новых людей» — бизнесмены раскупят первые 15 или 20 мест общефедеральной части списка, а остальные будут понимать, что от регионов гарантированно никто уже не пройдет.

Последствия:

Как указано выше, законопроект предусматривает увеличение списка до «не более 20 кандидатов». То есть можно выставить менее 20. В случае, если федеральная парламентская оппозиция в этом вопросе совладает с соблазнами и не будет перегружать свои федеральные списки, для нее ничего не поменяется относительно выборов 2016 года.

Если партия попытается найти золотую середину и незначительно увеличит федеральную часть списка, это может привести к укрупнению региональных групп. То есть, например, вместо двух региональных групп Санкт-Петербург  и Ленинградская область появится одна, объединенная. Вместо условных двух бизнесменов, вкладывающихся в кампании каждый в своем регионе, будет один — сразу на два. Потому что незначительное увеличение количества кандидатов в федеральной части сохранит, но снизит вероятность избрания кандидата от региональной группы. И два потенциально проходных места могут превратиться в одно.

Однако очевидно, что многие спонсоры, которые, в соответствии с пока еще действующим законодательством, собирались вкладываться в региональные избирательные кампании, чтобы обеспечивать себе мандаты через победы в местных списках, попытаются договориться о своем вхождении в федеральную часть. Предположим, сейчас проходное место в региональном списке может оцениваться в 150 миллионов рублей. Очевидно, что в федеральном списке оно станет дороже. Однако цена останется сопоставимой: не 150, а 200, от силы — 250 миллионов. Если руководство партии устоит от соблазна получить эти лишние 100 миллионов и жестко ограничит федеральную часть списка, например, 7 или 10 кандидатами, все останется по-старому. Однако если «в качестве исключения» в федеральную часть сначала включат одного регионала, потом второго, третьего, то неожиданно для самих себя партийцы могут осознать, что набили федеральный список настолько, что уже не остается желающих вкладываться в региональные кампании ввиду их обреченности.

То есть, если бы «Справедливая Россия» по итогам выборов вновь получила бы 16 списочных мест и при этом заполнила бы федеральный список 15 кандидатами, на всю Россию остался бы лишь один списочный мандат. Но дело в том, что после включения в федеральный список 15 кандидатов, никто в регионах уже не стал бы вести кампанию. И в результате вместо 16 мандатов модели 2016 года эсеры вовсе не сумели бы преодолеть 5-процентного барьера и остались бы вообще без фракции.

MegaSmi