Петербург накрывает волна массовых сносов исторических зданий. Как и в худшие для города времена Валентины Матвиенко, чиновники, коррумпированные застройщиками, дают согласие на разрушение целых кварталов. Комитет по охране памятников не скрывает своей обслуживающей функции по отношению к строительному лобби и открыто поддерживает его в судах против градозащитников. Губернатор Александр Беглов, в отличие от своего предшественника Георгия Полтавченко, отказывается вести диалог с жителями и представителями Общества охраны памятников, а в последний месяц и вовсе перестал появляться в городе.

Спустя всего месяц после выборов карта Петербурга превратилась в единый грозовой фронт, в котором на каждый всполох молнии появляется новая горячая точка противостояния жителей и градозащитников с застройщиками и чиновниками. Счет исторических зданий и даже кварталов, отданных Смольным под снос, уже идет на десятки.

В начале недели стало известно, что Комитет по охране памятников согласовал холдингу Setl Group разрушение напротив бывшей гостиницы «Советская» практически целого квартала, ограниченного Рижским проспектом, Ревельским переулком, Курляндской улицей и переулком Лодыгина. Проект застройки здесь разрабатывает фирма «Проектная культура», аффилированная с главой Комитета по градостроительству и архитектуре Владимиром Григорьевым. По документам все находящиеся здесь здания числятся 1963 годом постройки. При этом даже в экспертизе, обосновывающей возможность сноса, говорится, что здание по Рижскому проспекту (полностью идет под снос) — это частично перестроенный дом Абросимова на углу с Ревельским переулком, построенный в 1840 году по проекту архитектора Якова Фраскини. От пятиэтажного корпуса на углу переулка Лодыгина и Курляндской улицы, построенного в 1910 году по проекту архитектора Григория Котенкова, хотят сохранить лишь фрагмент в пять окон вдоль переулка. Еще одно трехэтажное здание в переулке Лодыгина, в действительности построенное до революции, в экспертизе выдано за советское, 1920 года постройки.

Проект полного сноса этого квартала градозащитники с местными жителями еще не успели оспорить в суде. Зато на прошлой неделе завершился суд первой инстанции по судьбе комплекса зданий склада-холодильника Товарищества «Унион» на улице Шкапина, 43-45. Речь идет непосредственно о складе-холодильнике 1909 года постройки и нескольких выразительных ранне советских зданиях, все из которых охраняются 820-м законом «О границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга». Это последние исторические постройки в этом квартале. Почти весь он был варварски «зачищен» в 2006-2007 годах — тогда более 20 дореволюционных доходных домов и краснокирпичных фабрик, часть из которых являлись памятниками эпохи модерн, были варварски разрушены ради последующего строительства на этом месте жилых 20-ти этажек, возведенных структурами Олега Дерипаски. На суде юристы комитета по охране памятников полностью поддержали позицию застройщика Glorax Development, сумели извратить суть 820-го закона и убедить суд, что применяют к этому земельному участку «более строгие» зоны охраны, которые, в отличие от реально действующих на этом участке, позволяют полностью снести все здания (более 10), ради последующего строительства здесь жилого комплекса. Особенно цинично выглядели ходатайства чиновников о снятии мер предварительной защиты, что позволяет незамедлительно снести здания. Дело в том, что КГИОП требовал этого в тот момент, когда у него на рассмотрении находилась заявка на выявление склада-холодильника Товарищества «Унион» в качестве объекта культурного наследия. А на этот период согласно 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия» комитет должен обеспечить сохранность объекта. Вместо обеспечения сохранности юристы комитета не постеснялись в интересах застройщика затребовать его снос. На последнем заседании суд отклонил практически все ходатайства градозащитников, отказал в вызове свидетелей и отложении заседания ради приобщения историко-культурной экспертизы, и вынес решение в пользу застройщика.

Обслуживание интересов застройщиков — единственная функция, которую выполняет председатель КГИОПа Сергей Макаров. Комитет под его руководством, злостно нарушая требования федерального законодательства, намеренно не выполняет свою обязанность по обеспечению сохранности зданий, включения которых в список памятников добиваются градозащитники. Так, на прошлой неделе стерт с лица земли был флигель Воронцовского дворца на Садовой улице, 26. Здание, построенное около 1831 года, помешало новому оперативному управляющему дворца — Третьему кассационному суду общей юрисдикции. В сентябре суд заключил контракт на его демонтаж. Поскольку Воронцовский дворец является памятником архитектуры федерального значения, работать на его территории можно только вручную, без применения тяжелой техники. Градозащитники попытались спасти три флигеля, снос которых согласовал КГИОП. Они обратились с исковым заявлением в Куйбышевский районный суд, а также подготовили экспертизу о ценности зданий и необходимости включения их в список памятников. В результате районный суд заявление по надуманным предлогам вернул без рассмотрения, а Третий кассационный суд в спешке и в нарушение закона загнал на территорию дворца экскаваторы и снес флигель тяжелой техникой. КГИОП, в это время рассматривавший заявку на выявление объектов, по традиции попустительствовал сносу.

Еще один памятник, разрушение которого согласовало ведомство Сергея Макарова — здание издательства и типографии Брокгауза и Ефрона в Прачечном переулке, 6. Несмотря на то, что оно не имеет никаких признаков аварийности и даже находится в пригодном для проживания состоянии, КГИОП на прошлой неделе разрешил снести все здание вместе с дворовыми корпусами, сохранив лишь одну фасадную стену. Собственник Антонов Н. А. планирует строительство на этом месте трехзвездочной гостиницы. Ирония судьбы заключается в том, что еще в 2019 году КГИОП выиграл суд против Антонова. В ходе проверки было установлено, что «объект культурного наследия не используется, лицевой фасад и брандмауэр здания находятся в крайне неудовлетворительном состоянии», Лужский городской суд обязал собственника за четыре года провести ремонт. Теперь позиция чиновников изменилась, и они разрешили свой излюбленный вид работ — «реконструкция путем демонтажа».

Летом КГИОП обрек на гибель одноэтажную Женскую гимназию приюта принца Ольденбургского на проспекте Непокоренных. Здание находится вне границ исторического центра и спасти от сноса его мог статус памятника. При этом по мнению аттестованных при Минкульте экспертов взятие под охрану постройки было бы абсолютно заслуженным — это не только последнее дореволюционное здание в историческом районе Гражданка, но и редчайший пример кирпичного модерна. Здание дошло до наших дней без существенных перестроек и соответствует своему первозданному виду. Летом КГИОП отказался включать его в список памятников, а на прошлой неделе появилась информация, что завод Красный октябрь, на территории которого оно находится, начал подготовку к сносу.

Наконец, неделю назад стало известно, что Смольный объявил конкурс на ремонт, а фактически — на уничтожение исторического Шлиссельбургского тракта XVIII века. Дорога была вымощена булыжным камнем на всем протяжении по указу Петра I. Весной КГИОП включил в границы достопримечательного места часть тракта, однако значительный объем сохранившегося мощения оказался вне зон охраны. В октябре Комитет по госзаказу объявил конкурс на работы по разборке мощения и выкладыванию его на новой основе. Фактически речь идет об уничтожении подлинного исторического мощения. При этом подрядной организацией намеревается выступить АО «ПО «Возрождение», в прошлом уже успевшая уничтожить здесь же живописный берег Невы и вырубить деревья по всей его протяженности.

Причины:

Все вышеперечисленное — горячие точки, появившиеся по воле Сергея Макарова на карте Петербурга всего за неделю. В каждом из этих случаев КГИОП делает все от него зависящее, чтобы обеспечить возможность сноса, уничтожения, разрушения либо отдельных исторических зданий, либо целых кварталов. Чиновники идут на подлоги документов, «омоложение» зданий путем изменения даты их постройки, отказываются исполнять возложенные на них требования федерального законодательства, а суть регионального искажают в судах. Единственная задача нынешнего КГИОПа — обслуживание интересов строительного лобби. 

В действительности острых градозащитных проблем в Петербурге на порядок больше. Самые вопиющие из них: последовательное проталкивание Смольным в интересах балетмейстера Бориса Эйфмана планов по сносу доходного дома Басевича и соседнего детского сада на Большой Пушкарской улице. На обоих участках Эйфман намеревается построить апартаменты. Планы по сносу почти 20 исторических зданий ради строительства Восточного скоростного диаметра. Больше всего пострадает комплекс Офицерской воздухоплавательной школы — на его месте запланирована развязка магистрали с Витебским проспектом. Намерение разрушить Фарфоровский мост — последний из сохранившихся многоарочных путепроводов, а также комплекс краснокирпичных зданий Фарфоровского поста и старинный вокзал станции Фарфоровская. Здесь РЖД планирует строительство высокоскоростной железной дороги Петербург-Москва. Ну и, конечно, попытка разрушить археологический памятник на Охтинском мысу ради строительства бизнес-центра Газпрома.

Последствия:

В отличие от своего предшественника Георгия Полтавченко, Александр Беглов полностью игнорирует петербургское градозащитное сообщество и местных жителей. Он не встречается с ними, не отвечает по существу на их письма. Поведение губернатора можно объяснить его политической слабостью или безучастностью. Последнее подтверждается странным поведением градоначальника — после выборов он на 2 недели ушел в отпуск, проигнорировал приезд в Петербург Владимира Путина на прошлой неделе, вышел на работу в этот понедельник, однако во вторник снова взял отпуск и уехал, по слухам, в Крым. На фоне безразличия и фактического самоустранения губернатора чиновники, паразитирующие на охране памятников, пытаются распродать все, что возможно. Быть может, ожидая смены власти в городе и прекращения своих коррупционных заработков.

MegaSmi